Теория экономического развития-стр.94

О подобной теории развития — в только что описанном, собственном и привычном смысле — мы здесь не говорим. В данном случае не следует доказызать никаких фактов исторического развития — будь то отдельно взятые события, как, например, появление американского золота в Германии в XVI в., или такие «более общие» обстоятельства, как изменение образа мышления «экономического человека» (Wirtschaftsmensch), границы Ойкумены, социальная организация, политическая обстановка, техника производства и т. д., — или описывать характер их воздействия ни для отдельно взятого случая, ни — с помощью единого метода — для возможно большего числа случаев 3; скорее, экономическую теорию, природа которой была достаточно полно объяснена в главе первой, следует просто улучшить для достижения стоящих перед ней целей, сделать ее более пригодной, полезной посредством сооружения соответствующей «пристройки»; и если то, что за этим последует, смогло бы, помимо всего, содействовать тому, чтобы эта теория стала лучше исполнять свою служебную роль в упоминаемой нами теории развития, сущность которой читатель лучше всего уяснит себе из трудов Зомбарта, то оба метода рассмотрения, оба подхода продолжали бы находиться — в соответствии с их существом и стоящими перед ними целями — на разных уровнях.

Наша проблема заключается в следующем: теория главы первой описывает экономику под углом зрения «кругооборота», из года в год повторяющегося одним и тем же образом. Здесь мы позволим себе сравнить его с кровообращением в организме животного. Теперь же этот хозяйственный кругооборот и то, как он свершается, а не только его отдельная фаза, меняются, и здесь аналогия с кровообращением исчезает. Ведь следует иметь в виду, что, хотя последнее в процессе роста и старения организма изменяется, само это изменение идет непрерывно, иными словами, шаги данного процесса могут быть меньше любой самой малой величины и всегда находятся в одних и тех же рамках. Подобные изменения свойственны также и экономической жизни. Но вместе с тем в ней имеют место такие изменения, которые происходят не непрерывно, выходят за пределы обычных рамок, меняют привычный ход и не могут быть поняты с точки зрения «кругооборота», хотя они носят чисто экономический — «внутрисистемный» — характер, как, например, переход от эпохи почтовых карет к эпохе железных дорог. Именно такого рода изменения и явления становятся предметом разговора. Однако мы не задаем вопроса относительно того, какие изменения подобного рода постепенно сделали народное хозяйство тем, чем оно является в наши дни. Не задаем мы и вопроса о том, каковы условия подобных изменений. Вопроса, на который в приведенном выше случае можно было бы, например, ответить: прирост населения. Нет, этих вопросов мы не задаем, но мы спрашиваем, причем в такой общей форме, в какой вообще возможно в теории: как свершаются эти изменения и какие экономические явления они порождают?