Теория экономического развития-стр.93

Впрочем, и этой частной области свойственно бесконечное множество точек зрения и подходов, которые, помимо прочего, можно классифицировать по величине существующего между ними различия или, скажем, сразу по степени их обобщения. От изложения содержания поземельных книг монастыря Нидеральтайх до описания Зомбарком развития хозяйства западноевропейских стран идет цельная, нигде не обрывающаяся, логически единая связующая нить. Описание, подобное тому, которое мы только что упомянули, представляет собой не просто историческую тео рию и теоретическую, т. е. объединяющую фактические данные причинной связью, историю капитализма, но для докапиталистического хозяйства недалекого прошлого в принципе и по существу как одно, так и другое есть высшая цель, к которой сегодня может стремиться честолюбие. Оно представляет собой теорию, причем теорию хозяйственного развития в том смысле, который мы в данный момент имеем в виду. Однако оно не является экономической теорией в том понимании, в каком является ею содержание главы первой настоящей книги и какой со времен Рикардо имеют в виду, говоря об «экономической теории». Экономическая теория в этом последнем смысле слова, несомненно, играет определенную роль в теории, подобной теории Зом-барта, однако исключительно подчиненную роль, а именно: там, где связи между историческими фактами достаточно сложны, чтобы возникла необходимость в таких методах восприятия, которые нельзя обнаружить в повседневном опыте, ход рассуждений принимает форму, которую дает упомянутый аналитический аппарат. Однако для того, о чем заходит речь при объяснении развития, или исторического процесса, причем не только индивидуального, но и максимально всеобъемлющего, а именно для разработки факторов, которые характеризуют саму картину состояния или определяют ход процесса, что в более узком смысле можно было бы назвать специфической задачей экономи-ста-социолога (Wirtschaftssoziolog) или политэконома в объяснении хода исторического процесса, или теорией развития, экономическая теория, охватывающая свой круг проблем «стоимость — цена — деньги», не дает ничего2.