Теория экономического развития-стр.75

Следует также добавить, что по сходным причинам мы не говорили о кредитных средствах платежа. Совершенно очевидно, что эти кредитные средства платежа обеспечивают ход народнохозяйственного процесса обмена в целом, а не только какой-то части его. Небезынтересно также представить себе такую ситуацию, при которой вместо реальных металлических денег начали обращаться простые векселя, выписанные на соответствующую сумму. При этом, в частности, станет видно, что посылка о первоначальной необходимости стоимости вещества денег отнюдь не означает обязательного обращения соответствующего денежного блага. Ведь для того, чтобы между деньгами и стоимостями прочих благ установились тесные связи, должно существовать имеющее непосредственное отношение к этому представление о чем-то вполне определенном и обладающем стоимостью. Однако необходимости в том, чтобы это последнее обращалось, вовсе нет. Таким образом, экономический процесс мог бы происходить и без какого-либо вмешательства металлических денег. Каждый, кто предоставляет услуги труда и земли, получал бы подобный вексель, затем приобретал бы на него предметы наслаждения с тем, чтобы в следующем периоде, если придерживаться здесь нашего представления об идентичности пути, который ежегодно проходят деньги, вновь получить тот же вексель. В данном подходе нас весьма интересует следующий аспект: эти воображаемые векселя — если допустить, что они нормально функционируют и их повсеместно акцептуют, — полностью выполняют роль денег и потому оцениваются отдельными хозяйственными субъектами так же, как и металлические деньги. Следовательно, для каждой единицы таких «вексельных денег» сложится определенная цена, а именно цена на единицу блага, на которое выписан вексель. И тогда, пожалуй, только тогда, когда оплаты по векселю совсем не происходит, он в каждом отдельном случае утрачивает силу из-за существования противоположного требования. Итак, существовал бы спрос на подобные «вексельные деньги» и, при наших допущениях, полностью соответствующее ему предложение. Но поскольку мы видели, что цена металлических денег просто отражает цены предметов наслаждения, а тем самым и производственных благ, то из этого следует, что и цена векселей будет их отражать. Кроме того, отсюда вытекает, что эти векселя всегда будут продаваться или покупаться по полной номинальной стоимости, что они, следовательно, постоянно будут котироваться альпари и что отсутствует какой-либо повод вычитать из их номинальной стоимости учетный банковский процент. Такой ход мыслей более наглядно, чем прежде, показывает, что в нашей схеме народного хозяйства не обнаруживается процент, что, следовательно, логика экономических явлений, как мы их здесь описываем, не объясняет феномена процента.