Теория экономического развития-стр.69

Цена денег — выражение, четкое определение которому дано в последних фразах и которое мы часто будем использовать в дальнейшем, — основывается, следовательно, как и любая другая цена, на индивидуальных оценках стоимости (individuelle Wertschatzungen). Но что лежит в основе последних? Подобный вопрос напрашивается в силу того, что здесь у нас отсутствует то простое объяснение денег, которое применительно к любому другому благу состоит в удовлетворении потребностей, которое потребление данного блага дает хозяйственному субъекту. Вслед за Визе-ром48 мы ответим на поставленный вопрос таким образом, что потребительная стоимость материального блага (Stoff-gut) представляет собой историческую основу приобретения деньгами определенного менового отношения к остальным благам, но что затем его стоимость для хозяйственного субъекта и его цена на рынке могут отдалиться от данной основы и действительно от нее отдаляются. На пер-

Ьый взгляд кажется делом само собой разумеющийся, что ни индивидуальная предельная полезность, ни цена золота как денег не могут отдалиться от индивидуальной предельной полезности и рыночной цены золота как потребительского блага (Gebrauchsgut). Ибо если это произойдет, то постоянно будет существовать тенденция к устранению подобного различия путем чеканки монет из «потребительского золота» (Gebrauchsgold) или переплавки монетного золота. Сказанное верно. Только это ничего не доказывает. Из того, что благо, используемое двояким образом, получает одинаковую цену, нельзя заключить, что один способ использования определяет эту цену, а другой лишь ориентируется на нее. Напротив, совершенно очевидно, что оба способа использования совместно формируют шкалу стоимости данного блага и что цена последнего была бы иной, если бы одного из них не было. В нашем случае ' такое благо — деньги. Они могут использоваться в двух различных направлениях, и, хотя, конечно, предельная полезность и цены в обоих вариантах должны быть равно высокими, если благо может свободно переходить от одного способа использования к другому, его стоимость тем не менее никогда не объясняется одним только способом использования. Отмеченное обстоятельство станет особенно заметным, если мы представим себе, что весь запас денежного блага (Geldgut) отчеканен, что, впрочем, вполне вероятно. В этом случае деньги все еще обладали бы стоимостью и ценой, однако рассмотренное нами объяснение, очевидно, обнаружило бы свою несостоятельность. Точно так же прекращение чеканки, с одной стороны, и запрещение переплавки — с другой, дают нам примеры из практики, которые свидетельствуют о самостоятельном характере стоимости денег.