Теория экономического развития-стр.53

Два обстоятельства, продолжает Бём-Баверк, способствуют тому, что эта тождественность стоимости продукта и стоимости средств производства постоянно нарушается. Одно нам известно как сопротивление трения. В силу множества причин крупный организм народного хозяйства функционирует недостаточно аккуратно. Ошибки, несчастные случаи, инертность и т. п. становятся, как известно, постоянным источником потерь, но, впрочем, также и прибылей 30.

Но прежде чем перейти к рассмотрению второго обстоятельства, приводимого Бём-Баверком, скажем несколько слов о двух моментах, имеющих существенное значение. Это, во-первых, момент риска. Что касается экономики, то здесь принимаются во внимание два вида риска: риск, связанный с возможным техническим провалом производства (сюда же мы можем отнести также опасность потери благ, порожденную стихийными бедствиями), и риск, сопряженный с отсутствием коммерческого успеха. Поскольку оба эти риска учитываются, они прямо влияют на хозяйственные планы. Хозяйственные субъекты либо включают в свои калькуляции издержек премии за риск, либо осуществят затраты с тем, чтобы избежать тех или иных опасностей, либо, наконец, они учтут — и уравняют — различия, существующие между отдельными отраслями производства в уровнях риска, таким образом, что они просто будут подальше держаться от более рискованных отраслей производства до тех пор, пока увеличившийся благодаря такому поведению доход не явится для них соответствующей компенсацией31. Ни один из указанных способов избежания экономических рисков в принципе не мотивирует полу чения прибыли. Тот, кто пытается уменьшить или вовсе исключить риски посредством принятия каких-либо мер — строительства плотин, установки предохранительных устройств на машинах и т. д., — тот, пожалуй, обладает преимуществом, которое заключается в том, что ему обеспечивается доход от производства, но одновременно он несет обычно также и соответствующие издержки. Премия за риск не является для производителя источником прибыли, таковым она служит в лучшем случае для страховой компании, которая может получать на этом предварительную прибыль главным образом за счет объединения многих рисков: со временем, при возникновении в том необходимости, ее используют. И эта компенсация за повышенные риски лишь чисто внешне является более высоким доходом: величину последнего следует еще умножить на коэффициент вероятности, вследствие чего его реальная стоимость вновь уменьшится, причем именно на величину существующего превышения. Тот, кто просто потребляет данный излишек, с течением времени поплатится за это. Поэтому ничего не выходит ни с самостоятельной ролью, часто приписываемой моменту риска в экономике, ни с самостоятельным доходом, который с этим иной раз связывали. И ныне сказанное получает все более широкое признание. Иначе обстоит дело, когда риски не предусматриваются заранее или, во всяком случае, не учитываются в хозяйственном плане. Тогда они становятся источником, с одной стороны, убытков, а с другой — прибылей. Последнее происходит, когда эти возможные для хозяйственного субъекта потери не наступают вообще или когда — данное обстоятельство имеет силу для прочих хозяйственных субъектов — из-за несчастного случая вследствие временного или длительного выбытия пострадавшего предложение отстает — причем только временно — от спроса по привычной цене.