Теория экономического развития-стр.318

Мы поймем действительные особенности периода депрессии, если поразмыслим над тем, что она приносит отдельным категориям хозяйственных субъектов и чего их лишает, при этом мы постоянно абстрагируемся от явлений ее аномального течения, от которых здесь ничего не зависит. Предпринимателей и всех их попутчиков, в особенности случайных людей или спекулянтов, использующих рост цен, депрессия лишает возможности получать прибыль, что лишь частично возмещается спекулянтам наступающей затем понижательной тенденцией курсов и цен. В принципе предприниматель получил свою прибыль и вложил ее в созданное и закрепившееся на своем месте предприятие. Но «дела его обстоят плохо», больше прибы ли оно не приносит, напротив, ему угрожают убытки. В принципе и при идеальном течении депрессии его предпринимательская прибыль исчезла бы, его прочие доходы сократились бы до минимума. В реальной действительности здесь присутствуют еще отдельные отрицательные моменты и одновременно некоторые — уже упоминавшиеся — смягчающие факторы. Конечно, страдают индивиды, связанные со старыми предприятиями, не выдержавшими конкуренции. Типичными представителями тех, кто получает выгоду от депрессии, являются лица, имеющие твердые или мало меняющиеся денежные доходы: пенсионеры, рантье, чиновники, те землевладельцы, которые на длительный срок сдали землю в прямую или косвенную аренду (например, путем сдачи внаем жилых помещений). Их денежные доходы, в период процветания сократившиеся по своему товарному содержанию, увеличиваются, и, как было показано (см. выше, пункт 3, «в-третьих»), в соответствии с основной тенденцией это увеличение перекрывает предшествовавшее сокращение. Капиталисты, имеющие краткосрочные вложения, выигрывают на покупательной способности единицы дохода и капитала и теряют на процентах — в принципе они должны были бы терять больше, чем выигрывать, но многочисленные вторичные обстоятельства: с одной стороны, угроза убытков, с другой — высокие спекулятивные ренты (Risikopramien) и порожденный паникой спрос, — лишают данный тезис его практического значения. Те земельные собственники, рента которых в денежном выражении не связана долгосрочными договорами, прежде всего владеющие землей сельские хозяева, в принципе находятся в том же положении, что и рабочие. Поэтому применительно к ним действует то же, что и в отношении рабочих. При этом практически важные, но теоретически незначительные различия настолько общеизвестны, что мы не будем на них останавливаться27.