Теория экономического развития-стр.292

И здесь мы подходим к еще одному вопросу: не представляют ли собой все кризисы чисто экономические явления, иными словами, можно ли понять кризисы в совокупности порождающих их причин и вызываемых ими последствий путем изучения особенностей и обстоятельств данного состояния экономики? Нетрудно заметить, что это бывает не всегда и не неизбежно. Все сразу согласятся с тем, что, например, начавшаяся война может вызвать столь значительные нарушения, что мы вправе говорить и о наступлении кризиса. Правда, это отнюдь не является правилом. Например, крупные войны XIX в. обычно прямо не приводили к кризисам. Однако такой случай вполне можно было бы представить себе. Предположим, что живущий на острове народ, поддерживающий широкие связи с другими странами и имеющий бурно развивающуюся экономику, оказывается отрезанным вражеским флотом от внешнего мира. Прекращается импорт и экспорт, нарушается система цен и стоимостей, обязательства не могут быть выполнены, якорная цепь кредита рвется — все это, возможно, имело место в действительности и, конечно, представляет собой кризис. И такой кризис нельзя объяснить чисто экономически, поскольку его причина — война — фактор внеэкономический. Кризис возник в результате войны и в то же время объясняется воздействием этого инородного тела на экономику страны. Очень часто кризисные явления объясняются действием подобных внешних факторов 8. Важными для анализируемого явления являются неурожаи, которые, очевидно, в состоянии вызывать кризисы и, как известно, даже стали основой общей теории кризисов.

Однако даже такие обстоятельства, которые не в такой степени противостоят хозяйственной жизни в качестве внешних сил, как, скажем, войны или погодные условия, с точки зрения чистой теории должны рассматриваться в качестве внешних воздействий и поэтому — в принципе— как случайные. Приведем пример. Кризис в состоянии породить внезапная отмена протекционистских пошлин. Конечно, такая мера в области торговой политики — это экономическое явление. Но мы не можем сказать ничего совбршенно определенного о его наступлении. Мы могли 6ь1 исследовать только последствия принятия таких мер, в остальном же с точки зрения законов стихийной экономики эта мера является воздействием извне так же, как любое сознательное вмешательство власти, которой подчиняются отдельные хозяйственные субъекты. Следовательно, есть кризисы, которые, на наш взгляд, не представляют собой чисто экономических явлений. А поскольку они нб являются таковыми, мы, именно с чисто экономической точки зрения, не можем выявить ничего общего в их причинах. Как теоретикам нам надлежит рассматривать их в качестве катастроф, а в остальном они должны быть нам безразличны.