Теория экономического развития-стр.291

Наше положение подтверждается историей кризисов. Подобные нарушения экономических процессов в самой различной форме уже имели место во всех мыслимых частях экономического организма: нарушается то предложение, то спрос. В первом случае нарушения имеют место то в самом производстве, то на рынке, то в системе кредита. Во втором они возникают в результате изменения либо тенденции спроса (например, в силу изменения моды), либо покупательной способности покупателей. Обычно это по-разному затрагивает отдельные отрасли промышленности: в большей степени то одну, то другую. В одних случаях кризис характеризуется крахом кредитной системы, который особенно сильно затрагивает капиталистов, в других — особенно сильно страдают рабочие и земельные собственники. Предпринимателей кризис также может затронуть различным образом, хотя в принципе они, скорее всего, затрагиваются одинаково, правда дифференцированно по отраслям.

На первый взгляд более успешной представляется попытка найти у кризисов общее в форме их проявления. На самом деле, по-видимому, это обстоятельство породило в первую очередь весьма распространенную точку зрения относительно того, что при кризисах якобы всегда наблюдается одно и то же явление. Впрочем, легко убедиться в том, что эти внешние признаки, за которые хотелось бы ухватиться в первую очередь, несвойственны всем кризисам и не выражают их сущности, коль скоро они являются не только фактором нарушения развития. Так, например, сам собой напрашивается такой фактор, как «паника». Примечательной чертой многих прежних кризисов было то, что они приводили к подобной панике. Но паника возникает на рынке и в обычных условиях, и тем не менее не каждый раз дело доходит до кризисов. Более того, бывают кризисы без того, что мы, собственно, называем паникой. Интенсивность последней совершенно не обязательно зависит от глубины и масштабов кризиса. Наконец, здесь необходимо указать еще на один момент, вообще очень важный при исследовании кризисов. Паника, которую мы так часто наблюдаем, является больше следствием начала кризиса, чем его причиной. Сказанное относится также к таким метким выражениям, как «спекулятивная лихорадка», «перепроизводство» 7 и т. д. Если кризис разразился и общее состояние экономики изменилось, то в этом случае иная спекуляция может оказаться бессмысленной, а почти любое произведенное количество благ — чересчур большим, несмотря на то что до начала кризиса оно полностью соответствовало ситуации на рынке. Любое нарушение развития должно дезавуировать экономические мероприятия, и поэтому в этих фактах отсутствовал бы еще один признак кризисов даже в случае, если бы их можно было считать общими для всех кризисов. То же самое можно сказать о крахе отдельных хозяйств, об отсутствии правильных пропорций между отдельными отраслями производства, о несоответствии производства и потребления и других подобных явлений. Об отсутствии удовлетворительного критерия кризисов в этом смысле свидетельствует тот факт, что в описательной литературе на эту тему постоянно упоминается определенное число кризисов, а в других источниках отдельные перечисления кризисов не совпадают друг с другом.