Теория экономического развития-стр.284

Глава шестая ЦИКЛ КОНЪЮНКТУРЫ

Предварительное замечание: излагаемая в этой главе теория кризисов, вернее, периодических колебаний конъюнктуры (по выражению Шпитгофа «меняющиеся ситуации») может претендовать на удовлетворительное изложение предмета исследования в меньшей степени, чем рассмотрение теории предпринимательской функции, кредита, капитала, денежного рынка, предпринимательской прибыли, процента. Для этого сейчас, более чем когда-либо, были бы необходимы тщательный анализ огромной массы накопившегося материала, разработка множества отдельных теорий по каждому конъюнктурному показателю и взаимосвязи всех этих показателей. Моя работа в этом направлении является основой, а обещание дать исчерпывающие разъяснения осталось невыполненным 1 и по моему рабочему плану, видимо, еще долго не будет выполнено. Тем не менее я вновь представляю на суд читателя данную главу, которая полностью изменена, но лишь с точки зрения изложения. Не только потому, что эта глава уже заняла свое место в исследовании кризисов, но также потому, что я продолжаю считать ее правильной; я полагаю, что, хотя она отражает лишь ход мыслей в этой книге, это имеет существенное значение, и поэтому я готов принять критику в адрес настоящей главы.

Изучение известных мне возражений укрепило меня в моих убеждениях. Хочу привести только два из них. Прежде всего замечание относительно того, что моя теория — это якобы всего-навсего «психология кризисов». Это замечание в высшей степени компетентной и высоко ценимой мною стороны сделано в такой светской манере, что я вынужден сам более четко сформулировать его действительное содержание, чтобы читатель мог увидеть, о чем здесь идет речь. «Психология кризисов», собственно, означает нечто совершенно определенное и иное, чем, напри мер, «психология ценностей»: она означает отражение тех трагикомических заблуждений напуганного делового мира, которые мы наблюдаем и особенно наблюдали при каждом кризисе. Следовательно, как теория кризисов она была бы либо основой научного объяснения очевидных попутных и последующих проявлений кризиса (паника, пессимизм, разброд), либо, что незначительно хуже, объяснением предшествовавших кризису «повышательных настроений», «грюндерской лихорадки» и т. д. Такая теория пуста, такое объяснение ничего не объясняет. Однако в моем случае дело обстоит иначе: я не только везде говорю о внешнем поведении, так что в моем ходе мыслей «психология» может присутствовать лишь в одном смысле, в котором она подразумевалась бы в любой, пусть даже «самой объективной» оценке состояния экономики, но объясняю — точно или не точно излагая суть дела — явление изменения конъюнктуры, исходя только из объективных, автоматически складывающихся взаимосвязей, а именно из влияния возникающих предприятий на условия жизни существующих, из взаимосвязей, вытекающих из фактов, изложенных в главе второй.