Теория экономического развития-стр.274

Итак, владельцы «даров природы» и монополисты в процессе развития имеют все основания сравнивать свои доходы с доходом, который приносит капитал. Если окажется, что владеть капиталом выгоднее, они могут продать принадлежащие им дары природы и монопольное положение. На каком же уровне установится цена этих источников дохода? Как, вероятно, помнит читатель, мы в главе первой и здесь говорили, что если экономика находится в статичном состоянии, то в ней — за исключением особых случаев — нет не только возможностей, но и повода для отчуждения земли. Повода нет потому, что полученные от продажи земли деньги в этих условиях не приносят дохода. Возможности же не существуют потому, что теоретически покупатели не имеют в своем распоряжении свободных денег. В таком народном хозяйстве можно в лучшем случае обменять один земельный участок на другой, приносящий тот же доход, если каждая из сторон, участвующих в обмене, приобретает в итоге для себя более удобно расположенное угодье. И повод, и возможности отчуждения земли создаются процессом развития. И если сегодня говорят: «земля стала мобилизуемой» или «земля превратилась в потенциальный капитал», — то это означает только то, что она отчуждается. Хозяйственные субъекты в наши дни, естественно, обращают внимание на цену земли. Итак, в процессе развития впервые ставится вопрос о том, как определять стоимость земли и монопольного положения как таковых. Это проблема стоимости капитала, заключенного в них.

Особых трудностей в решении этой проблемы нет. Дары природы и монополия оцениваются как источники дохода. Ни один капиталист, если он руководствуется сугубо деловыми соображениями, не может оценивать земельный участок ни выше и ни ниже той суммы денег, которую может принести ему процент, равный ренте с данного участка. Если бы земля была дороже, ее нельзя было бы продать — мы оставляем здесь в стороне всем известные, но второстепенные моменты, — поскольку среди капиталистов не нашлось бы покупателя. Если бы земля стоила дешевле, то между привлеченными избыточным доходом капиталистами возникла бы конкуренция, которая и подняла бы цену до прежнего уровня. Вместе с тем ни один земельный собственник, если только он не находится в стесненных обстоятельствах, не уступит свой участок дешевле той суммы денег, процент которой равняется чистой ренте с него. Но он не сможет получить и больше этой суммы, так как капиталисту, выразившему согласие уплатить такую сумму, сразу же будет предложено множество земельных участков. Таким образом, «капитальная стоимость» («Kapital-wert») источников постоянного дохода определяется вполне однозначно. Известные обстоятельства, ведущие обычно к повышению, а иногда и к понижению их цены относительно этого уровня, в принципе ничего не меняют.