Теория экономического развития-стр.247

Во-вторых, «противникам денег» пришлось преодолевать сопротивление меркантилистов. Как бы мы ни оценивали значение этих исследователей для науки в целом, взгляды их по данному вопросу основывались на широко распространенном заблуждении. Преувеличивая значение притока денег в страну, они завели в тупик дискуссию о внешнеторговой политике. Меркантилистам следовало противопоставить именно тезис о том, что деньги являются лишь счетной единицей, а их умножение не имеет пи-какой реальной ценности. Как мы уже знаем, эта точка

Зрений представляет собой известйое преувеличение. ТО, что процент в конечном счете платится за пользование благами, вовсе не означает, что он не имеет отношения к деньгам. Из того, что деньги являются счетной единицей, отнюдь не следует, что в сфере денег не могут происходить важные экономические процессы. Но вполне понятно, что всякий, кто твердо стал на данную точку зрения, будет считать абсурдной всякую попытку связать существование процента с процессами денежного рынка и отрицать наличие важной связи между размером процента и величиной денежной массы. Так, Ло, Локк и присоединившийся к ним Монтескье, которые утверждали, что такая взаимосвязь существует, получили надлежащий отпор со стороны Смита24. Если вдуматься в логику рассуждений Смита, можно понять, откуда берется у него это чувство абсурдности критикуемых им теорий. И действительно, неужели кто-то может всерьез полагать, что деньги — это жалкое средство обращения — могут «создавать» стоимости или даже блага? Это и в самом деле абсурдно, и поэтому я спешу заметить, что наш тезис, согласно которому эти средства обращения при известных обстоятельствах могут увести стоимости и блага (к «созданию» которых они не имеют никакого отношения) с их привычной траектории движения и направить их в руки других хозяйственных субъектов, звучит вовсе не так нелепо, особенно если мы можем указать на особую функцию денег, лежащую в основе этого процесса.