Теория экономического развития-стр.246

Но уж совсем непростительна для теоретика столь высокого ранга попытка Ирвинга Фишера (Rate о! Interest, р. 319 и далее) опровергнуть взаимосвязь денежной массы и процента индуктивным способом. Лишь вульгарный статистик может отвергнуть причинную связь на том основании, что она не видна на первый взгляд. Таблица среднегодовых величин, которую приводит Фишер, не может быть убедительнее, чем наблюдения за повседневной практикой денежного обращения. К тому же Фишер сравнивал со ставкой процента количество денег в обращении, приходящееся на душу населения, что лишает его результаты всякого смысла.

В этой связи я хочу воспользоваться случаем, чтобы предупредить неверное толкование нашей теории. Разумеется, абсолютная величина покупательной силы вообще, и покупательной силы, предлагаемой на рынке денег, в частности, сама по себе еще ничего не говорит нам о проценте. Существующие товарные цены, деловой климат и вообще вся совокупность объективных и субъективных экономических факторов дают нам гораздо более глубокое объяснение процента. От их состояния и изменения зависит все, что происходит в народном хозяйстве, в том числе и движение процента. Но это вовсе не противоречит нашей концепции. Не следует преувеличивать значение этого правильного тезиса, выплескивая вместе с водой ребенка.

Мы должны признать, что в теории, отрицающей значение денег, есть рациональное зерно. Прежде всего надо подчеркнуть, что денежная масса, бесспорно, играет гораздо менее важную роль, чем это кажется непосвященным. Ни эмиссия кредитных денег, ни открытие месторождений золота не могут сделать народ богаче. Движением денежных единиц нельзя в конечном счете объяснить никакие существенные экономические явления- Именно в этом смысле сначала Барбон, а затем Юм и Смит подчеркивали, что процент выплачивается не за мистическое нечто, а в конечном счете за пользование благами. Это совершенно правильное положение, с которым мы полностью согласны. Обоснование его стоило в свое время немалых усилий и явилось важной заслугой упомянутых авторов. Им надо было преодолеть сопротивление, двух групп противников. Во-первых, это заурядного пошиба практики, которым и по сей день свойственны всевозможные предрассудки и путаница во взглядах на данный вопрос. Четко представить себе существенные причинно-следственные зависимости можно было, только устранив все эти ложные представления о деньгах и кредите, которые затрудняли понимание процессов, происходящих в мире благ. К этой же категории можно отнести теоретиков, которые объявляют, что процент — это цена денег, и ставят на этом точ^ ку. Такое объяснение действительно еще ничего не объясняет.