Теория экономического развития-стр.243

В случае с процентом также велико искушение по возможности быстрее покинуть сферу денег и объяснить его процессами, протекающими в той единственной сфере, где стоимости и доходы могут возрасти, — в сфере производства благ. Но сделать этого мы не можем. Конечно, в каждом конкретном случае проценту, выраженному в деньгах (Geldzins), т. е. ажио покупательной силы, соответствует ажио тех или иных благ. В техническом плане для произ* водства нужны блага, а не «деньги». Но стоит нам предположить, что деньги — это всего лишь промежуточное звено, играющее чисто техническую роль, и подставить вместо них блага, которые покупаются на эти деньги и за пользование которыми в конечном счете вроде бы и платится процент, как тут же почва уйдет из-под наших ног. Точнее говоря, мы сможем сделать шаг или даже несколько шагов из сферы денег в сферу благ, но не более того. В противном случае мы сразу же столкнемся с тем фактом, что прирост благ всегда носит временный характер, в то время как процент является по сути своей постоянным доходом. Поэтому все попытки сбросить тот покров с явления процента, который имеет прямое отношение к деньгам, и перейти к ажио благ обречены на неудачу. Сбросив его, неизбежно попадешь пальцем в небо20.

Итак, мы никак не можем избавиться от денежной формы процента. Здесь содержится косвенное доказательство тому, что эту денежную форму правильнее считать существом явления, а не пустой оболочкой. Правда, подобное доказательство не дает оснований для далеко идущих выводов. Но оно вынуждает нас обратить внимание на наш анализ кредита, капитала и роли покупательной силы. Это дает нам возможность сформулировать наше шестое положение: процент — это элемент цены покупательной силы, позволяющий устанавливать свою власть (господство) над производственными благами. Если же о проценте говорят вне связи с покупательной силой, то мы имеем дело либо с заблуждением, либо с употреблением слова в переносном смысле. К этому пункту мы еще вернемся.