Теория экономического развития-стр.241

Мы доказали, что обсуждаемая постановка вопроса ошибочна. С этого момента наша концепция расходится со всеми остальными теориями процента. Теоретики вначале успешно гнали лису до ее норы, но затем проскочили мимо и оказались в чистом поле, потеряв след. Разумеется, превышение стоимости продукта над издержками его производства необходимо объяснить. Однако, с нашей точки зрения, это проблема предпринимательской прибыли, а не процента. Последний появляется на другой ступени анализа. Отсюда ясно, что под проблемой процента мы понимаем несколько не то, что остальные теоретики, и это имеет два очень важных для нас последствия. Во-первых, нам нет необходимости биться над решением проблемы «вечного двигателя». Во-вторых — и это мы выделим особо, — для нас сведение процента к коммерческой прибыли означает нечто иное, гораздо более важное, чем для традиционной теории. Последняя отсылает нас к нерешенной проблеме, сводит процент к явлению, которое должна объяснить сама же теория процента. Мы же сводим его к уже объясненному явлению стоимости. Нам также предстоит еще решить проблему, но эта проблема гораздо проще. Сводя процент к коммерческой прибыли, господствующая теория всего лишь объясняет одну форму процента другой. Когда то же самое делаем мы, мы связываем проблему процента с другим, хорошо разработанным элементом нашей теории. «Ссудный процент существует, потому что существует прибыль» — для господствующей теории этот тезис всего лишь уточненная постановка вопроса. Для нас же в нем содержится и объяснение. «Откуца берется прибыль?» — вопрос, в котором для традиционной теории заключена главная проблема. Для нас он уже решен. Нам остается решить, как из предпринимательской прибыли возникает процент.