Теория экономического развития-стр.226

В рыночной экономике подобная ситуация может сложиться при монополии на производство какого-ли^о блага. Монополия на первичные факторы производства нас здесь не интересует, поскольку заведомо ясно, что на ее основе нам: не удастся объяснить явление процента. Монопольное положение и в самом деле оказывает тормозящее воздействие и приносит монополисту чистый доход. Монопольную прибыль мы считаем чистым доходом на том же основании, что и земельную ренту. И здесь правило суммирования дало бы нам бесконечно большую величину, но прибыль от этого не перестала бы быть чистым доходом. Причина же, по которой стоимость монополии — скажем, стоимость вечного патента — на самом деле не бесконечна, сейчас не интересует нас. Она станет ясна при дальнейшем Изложении. Наконец, можно отметить, что образование стоимости монополии представляет собой особую проблему, которая не существует в условиях нормального кругооборота и потому не сопоставляется ни с какой другой величиной. Так или иначе, но монополист никогда не скажет: «Я не получаю прибыль потому, что вменяю монополии исключительно большую стоимость». Ведь как бы он ни оценивал

Свбй мойбпблйю по отношению к доходу, которому ойа прямо обязана своей стоимостью, говорить о том, что характер дохода как чистой прибыли исчезает, он никак де может. Это достаточно очевидно.

При обсуждении теории процента Лодерделя Бём-Ба-верк рассматривает также случай, когда монополизируется машина, сберегающая труд и, следовательно, приносящая прибыль. С полным основанием он подчеркивает то обстоятельство, что эта машина должна быть достаточно дорогой, чтобы ее применение или не давало никакой прибыли, или давало самую минимальную прибыль, которая в какой-то мере стимулировала бы ее покупку. Несомненно, это верно. Но верно и то, что производство данной машины дает прибыль до тех пор, пока не истечет срок патента. Можно сказать, что монопольное положение является для монополиста своего рода фактором производства. Ему, как и прочим факторам производства, вернее сказать, их услугам, также вменяется стоимость. Ни машина, ни средства ее производства сами по себе не являются источниками прибавочной стоимости, лишь монополия делает их таковыми. Очевидно, что ситуация не изменится от того, если в одном лице мы будем иметь и производителя, и пользователя машины.