Теория экономического развития-стр.224

По каждому производственному или потребительскому благу надлежит различать оба этих процесса. Услуги подобного блага должны иметь свои, определяемые шкалой потребностей — прямо или опосредованно через процесс вменения — стоимости9, из которых выводится его стоимость как единое целое. Для произведенных благ этот процесс не представляет никаких теоретических затруднений, поскольку наступающая рано или поздно необходимость их замены подчиняет его строгим и общеизвестным правилам. Что касается земли, то определение ее стоимости затруднено наличием бесчисленного множества связанных с ней услуг, которые в принципе воспроизводят себя сами без дополнительных издержек10. И здесь возникает вопрос, ради которого мы, собственно, и затеяли обсуждение: не бесконечно ли велика стоимость земли и не исчезает ли, таким образом, поскольку существует процесс включения, земельная рента как чистый доход? На поставленный вопрос я отвечаю не так, как делает это Бём-Баверк.

Во-первых, даже если бы стоимость земли была бесконечно велика, я все равно называл бы земельную ренту чистым доводом. Ведь в этом случае потребление никак не? могло бы исчерпать источник дохода, а существование постоянного потока благ к земельному собственнику было бы вполне объяснимо. Простое суммирование чистых доходов не в состоянии изменить их характера чистых доходов. Только вменение, а не включение уничтожает чистый доход. Во-вторых, цена земельного участка, разумеется, никогда не может быть бесконечно большой. Однако моей теории нельзя бросить упрека в том, что она якобы приводит к подобному абсурдному результату, подводит к мысли, что якобы существует эта бесконечно большая стоимость. Повинна в этом отнюдь не она, а основная идея господствующей теории капитализации, согласно которой стоимость носителя дохода образуется путем суммирования доходов, причем доходов, подлежащих дисконтированию. На самом же деле образование стоимости представляет собой специфическую и довольно-таки сложную проблему, которую нам еще предстоит решить в данной главе. Главное, как и при всякой иной оценке, состоит здесь в конкретной цели, которую ставит перед собой тот или иной хозяйственный субъект. Жесткое правило суммирования здесь неприменимо. И вообще стоимостные величины нельзя складывать (суммировать) по своему усмотрению; противное могут заявлять только дилетанты. Как уже отмечалось, в процессе хозяйственного кругооборота, если ой протекает нормально, нет никакой необходимости определять стоимость земли как таковую. С машиной дело обстоит иначе. Каждый продукт должен обладать определенной стоимостью, чтобы человек мог решать, производить его или нет. Здесь, как легко заметить, правило суммирования действует, и причина тому — конкуренция. Если бы машину можно было бы приобрести за меньшую сумму, чем стоит произведенный на ней продукт, то она приносила бы прибыль. Это повлекло бы за собой увеличение спроса на такие машины и рост цен на них. Если бы машина стоила дороже того, что дает ее применение, она бы приносила убытки. В свою очередь это привело бы к падению спроса и, следовательно, цен. В нормальном кругообороте хозяйственного процесса отчуждается не земля, а ее услуги. Следовательно, элементами планов хозяйственный субъектов становятся стоимости последних, а не стоимость земли. Процессы нормального кругооборота не могут ничего нам сказать о том, как образуется эта последняя.