Теория экономического развития-стр.210

Если Это йевозможпо, то соотбетствеййо надлежит йойй-зить цену продукта. Существование в подобных условиях предпринимательской прибыли объясняется исключительно тем, что переход от одного состояния, в котором нет никакого излишка стоимости, к другому, в котором также не наблюдается подобного излишка, не может происходить без помощи предпринимателя. В капиталистическом хозяйстве необходимо, кроме того, соблюсти важное условие: даже конкуренция не должна сразу же лишать предпринимателя его предпринимательской прибыли.

Предпринимательская прибыль имеет к средствам производства такое же непосредственное отношение, как результаты творчества поэта — к его черновой рукописи. Ни малейшая часть этой прибыли не вменяется средствам производства. Но это еще не все. Предоставление средств производства или владение ими не составляет содержания предпринимательской функции. Но самое важное — это то, что длительный рост стоимости первичных средств производства, вызванный открытием новых областей их применения, нельзя, как мы видели, считать источником предпринимательской прибыли. Рассмотрим пример с рабовладельческим хозяйством, в котором земля и рабочие (т. е. рабы. — Прим. ред.) принадлежат предпринимателю (читай: рабовладельцу. — Прим. ред.), который купил их для осуществления новой комбинации. Здесь скорее, чем где-либо еще, можно было бы утверждать, что земля и труд покупаются по цене, соответствующей их прежнему применению, а предпринимательская прибыль равняется той сумме, на которую увеличилась их выработка. Но это было бы неверно по двум причинам. Во-первых, выручка от продажи нового продукта возрастет лишь вначале, а затем уменьшится под воздействием конкуренции. Не учитывать данного обстоятельства означало бы упускать из виду важный аспект предпринимательской прибыли. Во-вторых, постоянный дополнительный доход — если это не квазирента — с экономической точки зрения всегда представляет собой прирост заработной платы, который в нашем примере достается «владельцу труда», а не самому рабочему, и земельной ренты. Разумеется, рабы и земля обладают отныне для хозяина и вообще большей стоимостью, чем прежде, и потому он становится богаче, но не как предприниматель, а как собственник, если абстрагироваться от разовой, или временной, прибыли. Не иначе обстоит дело и тогда, когда сила природа становится fl новой комбинации средством производства (например, используется гидроэнергия ручья). Правда, прибыль в этом последнем случае приносит не гидроэнергия, а земельная рента в нашем понимании.