Теория экономического развития-стр.208

Следовательно, новый производственный процесс будет повторяться вновь и вновь 19. Для этого вовсе не нужна предпринимательская деятельность. Если же опять считать ее третьим фактором производства, то можно сказать, что при простом повторении ставших привычными новых комбинаций один из факторов производства, необходимый для их осуществления, оказывается лишним. При этом, разумеется, данный фактор перестает претендовать на долю стоимости продукта и соответственно расширяются аналогичные претензии услуг труда и земли. Теперь эти факторы более важны: они создают всю стоимость продукта; им она целиком и вменяется, и в первую очередь услугам труда и земли, непосредственно занятым в новом производстве, а затем в соответствии с известными принципами всем остальным услугам этих факторов. Следовательно, в начале возрастают стоимости непосредственно использованных в новой комбинации услуг труда и земли, а затем этот процесс охватывает стоимости всех остальных услуг данных факторов.

Итак, стоимости всех услуг труда и земли возрастают, но это возрастание ни по размеру, ни по характеру не похоже на то, что происходит во время осуществления новой комбинации. В последнем случае растет не сама величина стоимости услуг труда и земли, а их предельная полезность. Причина этого в том, что из отраслей, рабо-

ТаюЩиХ по-прежйему, Изымается часть Средств производства, вследствие чего удовлетворяются потребности, более интенсивные, чем те, что удовлетворялись прежде. После осуществления новой комбинации происходит нечто совершенно иное: стоимость новых продуктов начинает учитываться в стоимости средств производства. Это увеличивает предельную полезность производственных благ, но не только ее, растет также и совокупная их стоимость. Различие, существующее между этими двумя явлениями, имеет большое практическое значение, например, для того, кто собирается увеличить применяемую им массу средств производства. В удорожании средств производства находит отражение тот факт, что продукт труда и земли увеличился, а более полное удовлетворение потребностей зависит теперь от производственных благ и только от них. Средствам производства придается уже не та стоимость, которую они имели в кругообороте прошлого года, а та, что реализуется ими в новом кругообороте. Оценивать их в момент перехода выше тогдашней стоимости замещения было просто бессмысленным. Теперь же стоимость замещения средств производства включает в себя и стоимость, которой они обладают в новой сфере применения. Как в старом, так и в новом кругообороте стоимость средств производства определяется регулярно реализуемой стоимостью их продукта, только величина ее теперь иная. Увеличение стоимости социального продукта влечет за собой удорожание средств производства. В новой ситуации прежняя, привычная, подтвержденная опытом величина стоимости заменяется новой, основанной на новой предельной производительности величиной, которая в конечном счете тоже станет привычной и будет подтверждена опытом. Именно так должна была бы устанавливаться связь между продуктом и средствами производства, которая обеспечивала «полноводный» поток стоимостей, уничтожающий на своем пути всякую «прибыль». Разрыва между стоимостью продуктов и средств производства прежде не было — не будет его и теперь. И если бы все функционировало идеально, то коммунистическое народное хозяйство могло бы с полным правом рассматривать весь результат производства как продукт своего труда и своей земли и направлять его на потребление своих членов20. Такая практика с экономической точки зрения вполне допустима.