Теория экономического развития-стр.20

Теперь обобщим и несколько уточним пример с земледельцем. Для этого представим себе дело таким образом, будто каждый продает все свои продукты, а в той мере, в какой он их сам потребляет, он является клиентом у самого себя. Последнее обстоятельство не вызывает никакого сомнения, ведь и для подобного личного потребления решающее значение имеет размер рыночной цены, т. е. опосредованно количество благ, которое можно получить снижая цену; и наоборот, величина личного потребления также влияет на рыночную цену. В том и другом случаях все происходит так, как если бы соответствующее количество благ действительно появилось на рынке. Следовательно, все хозяйственные субъекты находятся в положении земледельца. Все они одновременно являются и покупате лями (для нужд своего собственного потребления и производства), й продавцами благ. Аналогичным образом в нашем исследовании можно рассматривать и рабочих, иными словами, результаты их труда можно в данном случае объединить в одну категорию с прочими вещами, на которые существует спрос на рынке. Поскольку, далее, каждый из этих хозяйственных субъектов, взятый сам по себе, производит продукт, руководствуясь своим собственным опытом, и находит на него покупателей точно так же, как и наш земледелец, постольку сказанное должно быть верно и для всех них, вместе взятых. И следовательно, все продукты, если оставить в стороне те трудности, которые, естественно, могут возникнуть по самым различным причинам, необходимо реализовать, поскольку их производят только в расчете на известные из опыта возможности сбыта.

Это следует всегда иметь в виду. Какое количество мяса продает мясник, зависит от того, сколько его клиент, портной, хочет купить и какую цену последний в состоянии заплатить. По это зависит от величины того дохода, который портной получает от своего ремесла; этот доход в свою очередь зависит от потребностей и покупательной способности его клиента, сапожника; на его же покупательную способность влияют потребности и покупательная способность людей, для которых он производит, и так до тех пор, пока в конечном счете мы не доберемся до того лица, источником дохода которого служит продажа товаров мяснику. С взаимопроникновением и взаимообусловленностью количественных показателей, которыми оперирует хозяйственная практика, мы сталкиваемся постоянно, какую бы нить в клубке данных взаимосвязей мы ни прослеживали. Откуда бы мы ни начинали и в каком бы направлении мы ни двигались от начальной точки, следуя за этой нитью, мы хотя и после чрезвычайно большого, но все же конечного числа шагов вновь придем к исходной точке. При этом мы не обнаружим ни естественного конечного пункта, ни какой-либо «причины», т. е. элемента, который определяет другие в большей мере, нежели определяется ими сам.