Теория экономического развития-стр.182

Назовем также верного ученика Милля, Фосетта (Fawcett. Manual of Political Economy, 4 th ed., 1874). По его мнению, полагать, что капитал — это деньги, значит впасть в «распространенное заблуждение» (р. 17). На самом деле капитал — это «богатство, накопленное для того, чтобы поддерживать производство» (р. 11, 17) 21. Но вскоре (р. 87—88) речь уже заходит о капиталовложениях. Английский капитал предоставляется иностранным государствам; с его помощью учреждается бесчисленное множество предприятий в различных уголках земного шара. Так оно и есть. Но разве Англия ссужает блага? Конечно, нет, она предоставляет в кредит платежные средства, за которые не только в Англии, но и в этих самых, а также других странах можно приобрести блага. Последний случай особенно интересен: большая часть заработной платы, источником которой служит английский заем, выплачивается не английским, а местным рабочим, которые покупают на эти деньги предметы наслаждения не обязательно английского, а скорее местного производства. И тем не менее вложен был, как утверждает сам Фоссет, именно английский капитал. Что же в нем было «английским»? Только деньги, покупательная сила. Если бы хлопчатобумажной промышленности вдруг потребовалось 100 млн. фунтов стерлингов, говорит Фосетт, их можно было бы легко получить, сократив заграничные капиталовложения22. А что именно мож но было бы получить? Только деньги, и ничего кроме денег. Далее Фосетт заявляет, что уплата Францией контрибуции в 1871 г. привела к утечке из страны капитала, который можно было бы использовать для перестройки различных отраслей промышленности. Сама же контрибуция состояла в основном из кредитных платежных средств. Дальнейшее изложение проходит в том же духе: в десятой главе третьей книги Фосетт вначале говорит о том, что утверждение, будто кредит создает капитал, бессмысленно. И вслед за этим он заявляет, что банковские депозитные книжки показывают, до какой степени кредит увеличивает капитал страны. Если время от времени автор убеждает нас в том, что кредит не в состоянии прокормить ни одного рабочего, мы, разумеется, не можем с ним не согласиться. Отметим, однако, что, когда Фосетт не говорит ex professo (с полным знанием дела) о капитале, он постоянно думает о вещах, которые не могут быть для рабочих пропитанием, а для фабрик средствами производства.