Теория экономического развития-стр.179

Здесь следует упомянуть еще об одном аспекте, в котором другие теории временами сближаются с нашими представлениями. Шмоллер (Schmoller, GrundriB II, S. 171), как мне кажется, справедливо подчеркивал, что определение капитала, данное Менгером, не только заимствовано из деловой практики, но и постоянно используется теоретиками. Полагаю, что то же самое можно утверждать и о нашем определении. Как бы ни дезавуировали нас ex professo (по долгу службы) политэкономы, как бы ни обвиняли в поверхностном подходе и даже в кажущейся поддержке преданных анафеме «массовых заблуждений», фактически же они на удивление часто невольно высказывают взгляды, аналогичные нашим. Приведем лишь несколько примеров употребления понятия капитала, противоречащего принятым самими авторами дефинициям. При этом очень резко проявляется и отличие этих концепций от нашей теории.

Прежде всего можно процитировать корифея А. Смита. Разумеется, он называет капиталом сами блага, а не деньги, на которые их купил предприниматель. Но в то же время Смит весьма часто упоминает о том, что капитал расходуется на приобретение самых различных благ. Как отмечал еще Коморжинский (Komorzynski. Kredit, s. 163), это может быть отнесено только к капиталу как покупательной силе. Разумеется, из многочисленных примеров явствует, что Смит все же считал капиталом только купленные блага, спешит добавить Коморжинский. При этом он может сослаться, например, на следующее место: «Но в чем в действительности нуждается заемщик и чем его снабжает лицо, дающее взаймы, — это не деньги, а стоимость денег или товары, которые можно купить на них» (А. Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962, с. 259). Но что это означает? Конечно, деньги не потребляются сами, а служат для покупки благ. Но именно поэтому в долг даются как раз деньги 19, а не «товары, которые можно купить на них». Представить дело иначе значило бы исказить действительность. Может показаться, что подобное исключение денег действительно способствует появлению в теоретической конструкции серьезного порока, а именно содействует формированию представления о том, что видимость предоставления предпринимателем в долг самому себе необходимых благ как бы лишает идеальную картину реально протекающих процессов самого существенного. С этим согласиться нельзя, А раз так, то придется, во-первых, признать, что деньги играют в экономике немаловажную роль, а во-вторых, серьезнее отнестись к вопросу: что же, собственно, является капиталом — деньги или блага, купленные на них? Отсюда уже рукой подать до нашей точки зрения, в соответствии с которой в кругообороте эта проблема не имеет никакого значения; в процессах развития их роль, напротив, весьма существенна. Ключ к решению проблемы капитала заключается также в четком разграничении понятий кругооборота и развития. То, что Смит и его последователи этого не делают, как раз и приводит к тому положению, когда они пытаются доказать, что деньги не имеют важного значения, но в то же время сами не в состоянии последовательно придерживаться этого тезиса.