Теория экономического развития-стр.152

Предприниматель должен располагать капиталом еще до того, как он начнет задумываться над тем, какие конкретные блага ему приобрести. Существует момент, когда предприниматель располагает нужным капиталом, но не имеет еще производственных благ. Именно тогда особенно четко видно, что капитал не идентичен конкретным благам, а является самостоятельным агентом (Agens). Единственное предназначение капитала — здесь я апеллирую к вполне очевидным фактам — это служить фондом, за счет средств которого предприниматель оплачивает приобретение средств производства. Одновременно это и единственное основание, объясняющее, почему предпринимателю нужен капитал. Пока покупка еще не совершилась, капитал не связан ни с какими определенными благами. Капитал существует — кто в состоянии отрицать это? — но его характерная особенность состоит как раз в том, что он не воплощен в конкретных благах, технически используется не как благо, а как средство привлечения тех благ, которые должны использоваться непосредственно в производстве. Все это так. Ну а если покупка совершенна, означает ли это, что капитал предпринимателя состоит теперь из конкретных благ, неважно из каких — земли или орудий производства, — но все же из благ? Может быть по крайней мере теперь прав Кенэ, говоря: «Обойдите фермы и мастерские... и вы найдете постройки, домашний скот, посевы, сырье, движимое имущество и инструменты всех видов». С нашей точки зрения, надо еще добавить услуги труда и земли и, вероятно, еще предметы наслаждения.

Ну что ж, капитал выполнил функцию, которую мы ему приписываем. Если нужные средства производства в вещной форме и необходимые — в соответствии с нашими допущениями — услуги труда приобретены, то у предпринимателя больше нет капитала: он отдал его за средства производства. Господствующая экономическая теория считает, что теперь капитал предпринимателя состоит из приобретенных им благ. Принять данную точку зрения можно, только полностью игнорируя функцию капитала, связанную с привлечением благ, и исходя из той нереалистичной предпосылки, что предпринимателям ссужаются сами нужные им средства производства. Если же этого не делать и отличать в соответствии с реальной действительаостью средства производства от фонда, из которого оплачивается их приобретение, то, по моему мнению, не может возникнуть ни малейшего сомнения в том, что обычно, когда говорят о капитале, имеют в виду именно этот фонд и что с этим фондом, и только с ним, связаны все явления, которые принято считать капиталистическими. Если это верно, то становится очевидным, что, истратив данный фонд, предприниматель не может больше им обладать, а части этого фонда, попавшие в руки продавцов средств производства, вначале ничем не отличаются от денег, вырученных булочником от продажи хлеба. В повседневной жизни «капиталом» часто обозначают купленные средства производства, но это еще ничего не доказывает, тем более что не менее часто говорится о «вложении капитала в эти блага». Последнее выражение правильно только в том смысле, в каком, например, говорят, что уголь может быть «вложен» в производство стальных рельсов — в том и только в том смысле, что применение первого необходимо для производства вторых. Все верно, но разве предприниматель не располагает по-прежнему своим капиталом? Разве он не в состоянии «извлечь» капитал из этого «вложения», тогда как вернуть израсходованный уголь уже невозможно? Полагаю, что на эти вопросы можно найти вполне удовлетворительные ответы. Нет, предприниматель истратил свой капитал и приобрел на него блага, которые он хочет использовать в технической сфере производства, а не в качестве капитала, т. е. фонда средств для оплаты других благ. Если же он изменит свои намерения и захочет реализовать эти блага, то, по всей вероятности, найдутся люди, готовые их купить, и тогда он вновь окажется владельцем капитала, увеличившегося или уменьшившегося относительно своего первоначального размера. С этой точки зрения, т. е. если учесть, что средства производства могут быть использованы не только как таковые, но и как капитал, дающий предпринимателю покупательную силу для приобретения других средств производства, предприниматель вправе в переносном смысле называть средства производства «своим капиталом». Действительно, только они представляют собой основу той его покупательной силы, какая ему может потребоваться до завершения процесса производства. Другую причину, в силу которой средства производства можно было бы считать капиталом, мы рассмотрим ниже. Одновременно мы ответили и на второй вопрос: да, предприниматель может снова превратить средства производства в капитал. Не может он лишь вернуть тот самый капитал, который у него был раньше; даже величина нового капитала обычно не совпадает с величиной прежнего. Но поскольку идентичность прежнего и нового капитала не имеет ровным счетом никакого значения, то образное выражение «извлечь капитал» отнюдь не лишено здравого смысла и при этом не противоречит нашей точке зрения.