Теория экономического развития-стр.131

Глава TpetbA

КРЕДИТ И КАПИТАЛ

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ СУЩНОСТЬ И РОЛЬ КРЕДИТА

Основная мысль этой книги, заключающаяся в том, что экономическое развитие представляет собой существенно новое использование услуг труда и земли, позволила нам сформулировать следующий тезис: осуществление новых комбинаций происходит путем изъятия этих услуг из прежних сфер их применения. Отсюда мы делаем два еретических вывода, что для любой экономической системы, в которой услуги труда и земли не находятся в распоряжении одного лица, во-первых, деньги и, во-вторых, даже другие платежные средства играют существенную роль в их перераспределении между областями применения, причем процессы, происходящие в сфере платежных средств, не являются простым отражением изменений в мире благ, где якобы следует искать объяснение всех важных экономических явлений. Меяеду тем великое множество теоретиков с особой решительностью и редким единодушием на все лады пытаются убедить нас в обратном, с высокоученой надменностью и священным гневом отвергая все возможные возражения.

Практически с первых своих шагов экономическая наука боролась с широко распространенными заблуждениями относительно природы денег. В этом она права, и в этом ее бесспорная заслуга. Всякий, кто тщательно поразмыслит над всем сказанным до этого момента, легко убедится, что там нет ни слова в защиту этих заблуждений. Однако мы считаем также ложным утверждение, что деньги представляют собой только средство обращения благ и не могут самостоятельно порождать никаких важных явлений. Признание существенной роли денег не противоречит нашей теории, потому что в нашем случае новое применение производительных сил народного хозяйства можно осуществить лишь через сдвиги в покупательной силе хозяйственных субъектов. Ранее мы установили, что в принципе рабочий не может ссудить услуги своего труда, а земельный собственник — услуги своей земли. Добавлю, что и предприниматель не может взять в долг произведенные средства производства, поскольку в кругообороте не возникает никаких избыточных запасов средств производства, которые можно было бы ему одолжить. Если же в экономике случайно образовался излишек как раз нужных предпринимателю средств производства, то он может их просто купить, а для этого ему опять же нужна покупательная сила. Кроме того, средства производства должны употребляться по назначению: их владелец не сможет и не захочет ждать — и рисковать при этом, — пока предприниматель возместит ему доход, который можно было бы получить гораздо раньше. Если все же кто-то решается на это, то налицо две сделки: купля и кредитование. Это не только две обособленные юридические части одного и того же экономического процесса, но и два принципиально различных экономических процесса с совершенно непохожими явлениями, что со всей очевидностью выяснится впоследствии. Наконец, предприниматель не может «авансировать» рабочих и земельных собственников предметами наслаждения2, потому что у него их просто нет. Если же предприниматель покупает их, ему нужна покупательная сила. Ссужать предметы наслаждения невозможно по той же самой причине, что и средства производства. Так или иначе, но мы не можем забывать об этом, поскольку речь об изъятии благ из кругооборота заходит постоянно. Таким образом, в наших утверждениях нет ничего таинственного или фантастического.