Психология предпринимательства-стр.99

Результаты настоящего исследования лишь на первый взгляд далеки от экономической теории, а тем более практики. По нашему мнению, тщательный анализ особенностей национального самосознания россиян должен помочь в выработке путей и подходов к реформированию экономики, обрисовав контуры соответствующих институциональных изменений.

Ю. Ольсевич

О национальном экономическом мышлении1

Долгое время мы считали, что ведущей силой истории является социальный класс, и наше экономическое мышление оставалось классовым. Теперь как будто возобладал иной подход -индивидуально-общечеловеческий. Однако нравится это кому-либо или нет, но на исторической сцене главными действующими лицами остаются и надолго еще останутся нации как исторические общности людей, связанные языком, культурой и складом ума, использующие взаимные экономические связи, совместную территорию и национальное государство как средства национального выживания и развития. Взаимодействие наций и составляет главную (хотя и не единственную) движущую силу новой истории - включая и историю мирового хозяйства. Историческая Россия - Советский Союз - дорого заплатила за лицемерие своих правящих элит, провозглашавших, что национальное - это лишь форма социального, и одновременно практиковавших национализм.

Чем национальное мышление не является

Прежде всего оно не является формой классового мышления. Наоборот, здоровый классовый подход несет в себе в качестве объективного содержания национальный интерес. Может ли быть иначе, если жизненная сила нации - основа существования всех ее классов? Оказывается, может, и сколько угодно. Но ровно столько же и доказательств того, что класс, мысливший и поступавший вопреки национальным интересам, сам рыл себе могилу. Классы и социальные слои, желающие жить долго, должны мыслить национально. Именно частое нарушение этого императива дало основание для представлений о том, что интересы классов не национальны, а интернациональны, и что национальные интересы - это всего лишь камуфляж для интересов классовых. Такие представления отчасти справедливы лишь для периодов национальных катаклизмов, когда какой-либо класс пытается утвердить свое благополучие за счет деградации собственной нации; однако силы национального сопротивления в конечном счете неисчерпаемы, какую бы внешне форму они ни принимали. И поддержка извне классу, противопоставившему свои интересы национальным, лишь умножает эти силы.