Психология предпринимательства-стр.93

Вот что писал об этой стороне характера русских известный историк В. Ключевский: природа России “часто смеется над самыми осторожными расчетами великоросса: своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великоросский авось”3.

Следующая важная черта русского психотипа - его интро-вертированность, релятивность. Сознание экстраверта деятельно, конкретно, направлено на объектную часть мира. Интроверты созерцательны, самодостаточны, придают большее значение взаимодействию, чем результату. П. Флоренский отмечал в русских как характерную черту “перевес начал этических и религиозных над общественными и правовыми”4. Созерцательность -наша национальная черта: мы не умеем взяться за дело, прежде чем не поразмышляем о нем. Сравните, например, русское .“утро вечера мудренее” и латинское “не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня”. Мы склонны размышлять о том, “что делать, надо ли делать и как делать”, но по большей части не можем прийти к однозначному выводу, пока не доведем себя до крайности.

Сочетание правополушарности и интровертированности нашего сознания дает целый ряд эффектов, подтверждающих предыдущие выводы. Прежде всего это характерная потребность в телесных контактах: “поцелуйный” этикет, ставшие традицией объятия, привычка энергично здороваться, часто используемые выражения типа “локоть к локтю”, “грудь в грудь” и даже советское “сплотим ряды”. Другим следствием такого сочетания является склонность к мифологизации бытия - черта, на которой нас постоянно ловят: мы любим жить в придуманном нами мире больше, чем в реальном. Строительство коммунизма, в процесс которого была вовлечена нация, - достаточно типичный пример такой мифологизации.