Психология предпринимательства-стр.734

И вдруг, где-то на рубеже 70-х годов, реальность начала меняться. Первыми почувствовали это люди, выезжавшие за рубеж. Уверенной походкой шли они в аэропортах к пунктам обмена валюты, чтобы разменять наличность на первые нужды, и вместо радушной готовности услужить встречали отпор. “Доллары не меняем!” Марки - да, франки - пожалуйста, йены -сколько угодно, а с долларами даже советовать не беремся, что вам делать. Первой реакцией на это был шок, сменявшийся негодованием: “Как смеют эти иностранцы молоть такую чепуху, да еще после всего, что мы для них сделали!” Однако это была, как отмечали психологи, не слишком надежная защита: у всех по-своему, но хваленая непробиваемая броня самоуважения стала обнаруживать заметные трещины, self-system подвергалась нешуточной деформации. Постепенно экономическая ситуация - а следом и психологическая - вернулась в берега. Но люди с чутким слухом отмечают: распространенная прежде поговорка “здоров, как доллар” практически вышла из употребления.

Не только американцам пришлось за последние десятилетия пережить серьезный психологический кризис, связанный с изменением престижа национальных валют. Англичанам, скандинавам, французам тоже не раз выпадали минуты совершенно особенного унижения перед окошечками меняльных контор. Казалось бы, при чем тут унижение? С какой стороны финансовые неудачи моего правительства затрагивают меня лично? Создается определенное практическое неудобство, нужно куда-то ехать, с кем-то разговаривать, вместо того чтобы заниматься своими делами или, если ты турист, осматривать достопримечательности, - опасности нет никакой, способ превратить свои деньги в местные непременно найдется, и все это понимают. Но нет, травмирует именно ощущение, что это лично тебе, сыну своей страны, плюнули в душу, нанесли удар по одной из самых чувствительных опор твоего самоуважения.