Психология предпринимательства-стр.723

Но вот что есть бесспорная истина - мерить достоинства человека его деньгами, переносить финансовые преимущества на оценку личности нашей ментальности было совершенно чуждо. Оба эти фактора существовали поврозь, неравноправно -понятие “хороший человек” весило неизмеримо больше, чем “человек богатый”, - но главное, что они никогда, и ни в чем не пересекались. Как говорится в студенческой присказке, мухи отдельно, котлеты отдельно. Я не помню ни одного случая -ни в Москве, ни, подавно, в Сибири, ни в интеллигентной, ни в пролетарской среде, - чтобы наличие “серьезных денег” поднимало человека выше положения, которое завоевывалось его умом, порядочностью, уживчивостью и другими личными качествами. Исключением, пожалуй, оставались сферы, как мы теперь сказали бы, полу криминальные, где истинным мотором всей деятельности было “излечение нетрудовых доходов”, то есть в извращенной, эмбриональной форме присутствовал капитализм. Торговля, отдельные виды производства, сервиса... Но и там по большей части добавочный вес человек получал не за счет денег, как таковых, а благодаря своей исключительной ловкости, изворотливости, смелости и, естественно, власти, ее объему, ее масштабу - благодаря чему деньги к нему и шли. Даже в этих специфических сферах советского общества вопрос о том, кто сколько стоит, был бы бессмыслен - хотя бы потому, что масштабы собственности тщательно скрывались от своих и маскировались перед посторонними, о них судили лишь по догадкам и слухам.

И вот теперь мы не подошли еще, но медленно и неотвратимо подходим к тому, что в иных точках земного шара давно уже воспринимается как естественный закон жизни: не только социальный статус, но и все чисто человеческие оценки, все восприятие личности складываются в прямой зависимости от наличия или отсутствия денег. Отслеживать этот процесс трудно (не в одночасье ведь происходит смена базовых опор ментальности), но чрезвычайно интересно.