Психология предпринимательства-стр.719

Но до окончательно недосягаемых высот разоблачительный пафос поднимается в главе, где исследуется власть денег во власти, то есть их влияние на политику.

Государственная власть становится предметом торга. Наивно было бы утверждать, что это полное новшество во всемирной истории. Безнравственность, продажность во все века сопутствовали политике. Версальский двор руководствовался точным прейскурантом - Людовики точно знали, сколько кому платить в Германии, Польше, Швеции, Риме. Возмущенный Монтескье писал, что англичане недостойны своей свободы. “Они продают ее королю, и если бы он ее возвратил, они снова бы продали ее. Министры только и думают о том, как бы восторжествовать над своими соперниками в Нижней палате, и если бы только могли, они продали бы и Англию, и все другие державы”. Когда в Священной Римской империи избирались императоры, князья, светские и духовные, продавали свои голоса с аукциона.

Что же меняет демократия? Прежде всего, она до бесконечности расширяет границы продажности. Успехи финансовой цивилизации - возникновение акционерных обществ, выпуск бумажных ценностей, развитие банковской системы - позволяют сделать подкуп менее грубым - и более неуловимым для разоблачения. Взятки не вывелись - но они теперь не марают рук.

“Сколько народилось новых способов обогащения, о которых отцы наши и не мечтали! Утонченная продажность наших дней не оставляет никаких следов, приблизительно так, как органические яды современной химии”.

В недемократических государствах деньги развращают администрацию, позволяющую себе своекорыстно манипулировать законами. В демократиях деньги идут несравненно дальше - они прямо влияют на законодательство.