Психология предпринимательства-стр.69

В основе этого парадокса лежало противоречие между размером заработной платы за единицу времени (день, неделя, месяц) и величиной оплаты труда, приходящейся на единицу продукции. При крайне низкой производительности труда, обусловленной низким техническим уровнем производства, его слабой организацией и преобладанием ручного труда, величина оплаты труда - даже при ее низком календарном уровне - на единицу продукции действительно оказывалась весьма значительной. Разор вать этот заколдованный круг низкой производительности труда, низкой зарплаты и дороговизны изделий не удавалось.

В свою очередь, ограниченные доходы населения резко сужали внутренний рынок для отечественной промышленности, тормозили ее развитие. Лишь постепенно и крайне медленно растущие запросы городских работников, вырвавшихся из косных традиций патриархального быта, рождали новые стимулы к труду. Весьма четко подметил рождение этих процессов

В. Берви-Флеровский, писавший о сильной потребности русского работника “обставливать себя сколько-нибудь порядочным образом... Потребность эта, - продолжал он, - в высшей степени законная, это лучший залог будущего нашего прогресса и благосостояния; опыт показывает, что работник стремится к ее удовлетворению, несмотря на все препятствия... Ради этой потребности он с жадностью кидается на всякую работу, позволяет алчному капиталисту сделать с собой все, что тот желает, во вред его здоровью и благополучию”25.

История экономического развития России, как и большинства других стран, знает и еще один парадокс. Дешевизна рабочей силы и зависимое положение работника (в той или иной форме) подарили миру бесценные сокровища архитектуры и других искусств. Любуясь Воронцовским дворцом в Алупке или живописными зданиями старого Петербурга, мы забываем о том море человеческих страданий, которое сопровождало их творение. Когда же задумываешься над этим, то оживают наши благородные чувства гуманизма и сострадания.