Психология предпринимательства-стр.66

Речь идет о жадности, показном мотовстве, склонности к спекуляции и обману. Это во многом объясняется уже упомянутой некультурностью в широком смысле, ограниченностью кругозора и неразвитостью потребностей, другими особенностями российских условий, что роднит в этих качествах отечественных предпринимателей с представителями других сословий.

Жадность, стремление “хапнуть” сразу и ио-крупному отражали неразвитость экономических и социальных структур, нестабильность общественных условий (“А если завтра все изменится?”), отсутствие традиций упорного, многолетнего груда. Нельзя не отметить в данной связи, что российские предприниматели (как, впрочем, и рабочие) выросли - в отличие от западноевропейских - не из городского ремесла и цеховой организации, а совершенно иными путями, нередко из казенных заводов с подневольным трудом, винных откупов, махинаций вокруг крупных государственных заказов, торговли.

Подобный характер получения доходов и часто миллионных состояний рождал и отношение к ним. Сохранение традиций крепостного права, беспощадная эксплуатация населения, спекулятивные доходы принесли русским сомнительную славу бездумных мотов. “Воспитанные в школе крепостного права, мы думали только о том, как бы у рабочего вырвать из рук возможно большую часть его произведений и размотать ее в безумных порывах к тщеславию и безмерной роскоши”!20

Все это нередко превосходило другие мотивы и чувства, в том числе патриотизм и верность православным устоям. Даже, казалось бы, мощные патриотические акции, такие, к примеру, как встреча героев-севастопольцев, устроенная в феврале 1856 г. В. Кокоревым, И. Мамонтовым и К. Солдатенковым в Москве, вылилась, в конечном счете, в помпезные гулянья с чисто купеческими излишествами. Что касается религии, то Г. Федотов с горечью замечал, что “вообще на Руси жестокость, разврат и чувственность легко уживаются с обрядовой строгостью”21.