Психология предпринимательства-стр.603

На первый взгляд, относительное спокойствие в обществе держится на таких модусах россиян - особенно русских - как “выносливость к страданию”, “смирение”, “долготерпение” (Н. Бердяев) и т.п. Однако, если обратиться к методам анализа “социального бессознательного” Э. Фромма, то можно увидеть и другие принципы. И они возвращают нас к пентаграмме.

Опасность ожидает нас на каждом углу “пятиугольника”. Сегодня для нас очевидно одно - пентаграмму, т.е. всю систему мотивационных механизмов, надо “поднимать вверх”, иначе Россия не возродится. Это не значит, что все, что находится внизу - в зоне действия глубинной мотивации - плохо. Часто бывает наоборот: глубинные явления (архетипы, традиции, генотипные свойства социального характера и т.д.) придают обществу стабильный характер, усиливают вектор естественно-исторического развития с его единством биологического и социального. Но плохо, когда социальное не коррелирует с биологическим, а в биологической зоне бушуют низменные инстинкты и страсти, нет обращения к “свету души”.

В заключение заметим, что с помощью данной пентаграммы отчетливо просматривается взаимосвязь всех точек бифуркации (углов пятиугольника) и их проявление при анализе, например, приватизации, и определении оптимальных “ходов” в развитии этого процесса. Возможно решение и других задач: просчет мотивации разных субъектов рынка, действий политических лидеров, фракций, движений.

В целом переход к рынку невозможно осуществить, обращаясь лишь к сфере экономического сознания, занимаясь - даже самым серьезным образом - рыночным образованием и оставляя без внимания другую сферу - экономическую психологию. И наоборот. Более того, если просчитывать мотивацию экономического поведения на уровне проявления сознательного мы еще как-то умеем, то на уровне глубинной психологии, бессознательного - такого практического опыта у нас нет. Но без овладения им нельзя сегодня примкнуть к цивилизованному миру. Поэтому следует глубже изучать сознательную и бессознательную психику, вершинную и глубинную психологию в качестве компонентов экономической психологии.