Психология предпринимательства-стр.580

Сложность, многоплановость механизмов саморегуляции и многоуровневость мышления человека таковы, что почти всегда остаются вероятности не прийти вовремя к цели, не увидеть продуктивную гипотезу, не поставить нужную цель, недоучесть условия, недостаточно постараться, проявить недостаточную критичность. Даже если речь идет не о творческой задаче, а лишь о применении типового правила к конкретному случаю, соотношение компонентов состоявшихся и не состоявшихся поворотов мысли остается за субъектом и не определяется полностью его логической компетентностью5. Т.е. мышление - это акт движения к возможному (даже если это возможное до сих пор не мыслилось, “не приходило в голову”), и познавательный риск включен в него как потенциальная оценка выигрышей и проигрышей субъекта в этом движении, как процессуальный фактор его саморегуляции.

Но в эмпирических исследованиях психолог практически не фиксирует высказываний типа “Я рискую” (хотя и это имеет место, например, при решении игровых задач). Косвенно соответствующие переживания испытуемых представлены в оценочных предвосхищениях, в феноменах сдвига побудительности с цели на этапы предвосхищений в условиях неопределенности. Но при использовании методики “рассуждений вслух” фактор познавательного риска феноменологически не представлен, поскольку он не интерпретируется соответствующим образом самим субъектом - его этому не учили. Ведь, как мы указали ранее, риск в обыденном сознании бытует скорее в формах представлений о прагматических или гедонистических приобретениях/потерях.

Наконец, есть и методологические шоры, не позволяющие исследователю обращаться к фактору риска при мысленном решении субъектом проблем или ПР. При отказе от анализа проявленной субъектом логической компетентности невозможно обсуждать даже гипотетически не намеченные испытуемым направления решений и экстернализировать не состоявшиеся повороты мыслей. “Нельзя ошибиться в том, чего ты не сделал”. Являющаяся сомнительной при моральной оценке поступков, эта позиция почему-то принимается для оценки мыслительных усилий человека. Однако, если речь идет о практических или профессиональных приложениях мыслительной способности субъекта, то сразу становится очевидной неправильность этого пути. С человека можно спросить - на уровнях юридической и административной, а не только моральной или политической ответственности - за то, что он не домыслил, не предполагал, не доделал. Именно в этом контексте анализа несостоявшегося мышления, невозможности для образованного человека сказать: “Я не предвидел, что...”, пренебрежения к культуре мышления и рассматривает М. Мамардашвили вину отечественной интеллигенции, не приложившей, по его мнению, достаточных усилий по созданию в стране традиций мышления.