Психология предпринимательства-стр.577

Оригинальность подхода Петровского состоит в развитии предположения и самоосуществлении личности в тех формах активности, которые заданы самодвижением деятельности, а не структурным ее оформлением. Тогда “неадаптивность” как выход за пределы функций приспособления к гомеостатическим и прагматическим нуждам оказывается тем атрибутом человеческой деятельности, которая и предполагает возможность развития субъекта. Освоение же открывающихся в самой деятельности возможностей является основным путем развития надситуа-тивных активности и действий. Во-первых, это описание творческого акта как преодоления субъектом чьих-то “предвидений” и схем, т.е. имеющего для личности смысл самопознания. Во-вторых, это гипотеза о взаимосвязи предметной деятельности (на уровне мыслительной) и встречной “беспредметной” активности, означающей на самом деле реализацию личностных усилий посредством познавательных.

Не случайно, на наш взгляд, то обстоятельство, что, отталкиваясь от идеи когнитивной регуляции риска, Козелецкий пришел к идее многомерности личности, а Петровский, разрабатывая теорию личностной активности, завершил монографию изложением проблем взаимосвязи личностного риска с мышлением и самопознанием. В конечном счете они оба оказались в одном контексте анализа риска как интегрального параметра активности контролирующей свои действия и свое познание личности.

Психология мышления и проблема риска в “чужих обличьях”

Если вернуться к проблематике мышления, то и здесь можно видеть укрупнение единиц методологического анализа, связывающих представления о саморегуляции и предвосхищающих формах активности субъекта. В работе, специально посвященной проблеме субъекта мышления, А. Брушлинский рассматривает именно процесс саморегуляции всех форм активности в качестве реализующего идею единого субъекта, являющегося носителем способности к мышлению как деятельности и как процессу; субъекта, контролирующего осознанно и на уровне бессознательного постоянно изменяющиеся, а значит новые и потому еще неизвестные обстоятельства своей жизни. Хорошо известные психологам исследования смысловой регуляции мыслительной дея тельности, проводившиеся под руководством O.K. Тихомирова, нашли свое продолжение в “неклассическом” контексте расширения когнитивных возможностей субъекта на основе использования таких новых средств, как компьютеры. Психологический анализ последствий компьютеризации продемонстрировал неза-данность, неопределенность результата мыслительных действий с точки зрения овладения либо неовладения субъектом новым типом обобщений. Только при специальных усилиях человека по “взращиванию” новых средств видения и понимания проблемной ситуации, строящего связующие мостики между непосредственным и компьютерным уровнями ее анализа, интеллектуальные решения субъекта становились действительно “опосредствованными”, т.е. реализующими качественно новые уровни саморегуляции мыслительных действий.