Психология предпринимательства-стр.574

Хотя от личности часто требуется моральный выбор тогда, когда она к нему не готова, о личностном решении говорят только в том случае, когда человек смог встать над требованиями ситуации благодаря акту доопределения собственных ценностных предпочтений. В подобных классификациях “модальных” видов риска прослеживается в первую очередь связь прогнозируемой субъектом результативности своих действий с валентностью, привлекательностью, ценностью возможного как приобретения, так и потерь - с одной стороны, и активности субъекта, который не контролирует полностью ситуацию целедостижения -с другой. Причем неполнота контроля связана обычно не с возможностью недомыслить те или иные последствия или недостаточно ориентироваться на внешние условия, а скорее с вероятностным характером условий целедостижения и невозможностью восполнить действенный контроль над ситуацией познавательными усилиями.

Зарубежные исследования “рискового поведения” (risk-taking behaviour), приведшие к разработкам его многочисленных моде лей в дифференциации когнитивных и мотивационных компонентов (в теориях ожидаемой ценности, функции полезности тех или иных альтернатив), реализовали представление о рискованности действия там, где человек отвечает за постановку целей, способен различить альтернативы целей разной направленности, предвосхищать и оценивать вероятность и желательность их реализации, но не изменять уровень когнитивного контроля путем мысленных преобразований и изменения субъективной неопределенности ситуации.

Необходимость учета фактора риска именно как риска познавательного стала вырисовываться при выделении тех видов и этапов активности познающей личности, которые не соотносимы прямо со схемами деятельности. “Планы поведения”, которые (по Миллеру, Галантеру и Прибраму) служат снятию неопределенности ситуации и уменьшению познавательных усилий, требуемых от субъекта, не могут соотноситься с так называемыми проактивными возможностями субъекта. По гипотезе Я. Рей-ковского, личностный риск, как готовность действовать в ситуации неопределенности, проявляется как раз там, где субъект относительно свободен от планов и схем. Активность предвосхищения и активность действия могут иметь общий фактор риска -как готовности субъекта к “надситуативной активности” (термин, введенный В. Петровским). И если в сфере личностных предпочтений можно говорить о людях, выбирающих неадаптивные формы активности, то и в сфере познания следует дифференцировать людей по проявлению их познавательной активности. Этим “неудобны”, в частности, одаренные дети, или ученики с выраженностью определенных когнитивных стилей, например, “поленезависимости”.