Психология предпринимательства-стр.571

Связующим звеном между областями исследований психологии мышления и риска отчасти выступали работы по ПР (decision making) в экспериментальных ситуациях неопределенности с условными альтернативами (типа лотерей) или заданными вербально-логически, но с нечеткими критериями оценок результа та. Анализ поведенческих выборов привел к необходимости учитывать системы личностных предпочтений субъекта и его познавательных стратегий. Традиционные для контекста работ по инженерной психологии представления о ПР как когнитивно опосредованных процессах выбора из альтернатив детализировали понятие неопределенности в основном в аспекте стимульных характеристик ситуации. В то же время попытки соотнесения описательных и нормативных подходов к оценкам реализуемого или воспринимаемого субъектом риска, а также выявление факторов регуляции сдвигов предпочтений субъектов привели к необходимости дифференцировать рискованность как: 1) ситуационно заданную характеристику решений (как свойство ситуации), 2) свойство стратегий ПР при многократных совершениях выборов и возможности изменять прилагаемые познавательные усилия и 3) личностную характеристику, за которой могут стоять разные психологические регуляторы (когнитивные стили, диспозиции, мотивационные тенденции). Наметилось и выделение интеллектуальных решений как вида ПР, опосредованных собственно мыслительными процессами.

В эмпирических исследованиях мышления как процесса и деятельности по решению проблем (problem solving) неопределенность2, напротив, означала не столько внешнюю (или сти-мульную), сколько субъективную (или субъектную) характеристику (диапазон доопределяемых целей, неопределенность средств выдвижения и критериев оценки гипотез, способов перехода к искомому неизвестному и т.д.). Обращение к понятию риска при анализе структур мышления выглядело излишним, поскольку риск трактовался как условие выборов субъектом из данных альтернатив. Кроме того, риск при ПР прямо соотносился с возможностью неверного выбора, т.е. ошибки. Психология же мышления потратила слишком много усилий на пути продуктивного отказа от дихотомии оценок “правильности” или “ошибочности”