Психология предпринимательства-стр.508

По данным “Экспертизы”, среди мотивов, побудивших предпринимателей открыть собственное дело, первоначально действовали по крайней мере три - материальный, стремление изменить жизнь и обрести свободу и независимость. Первый работал среди мелких и средних предпринимателей. Второй мотив доминировал, пожалуй, в среде крупного бизнеса. “Нам с женой хотелось изменить жизнь кардинально”, отмечал создатель одного из первых СП в стране. Наконец, третий присутствует практически постоянно. Типичные высказывания респондентов: “Надоело чувствовать свое рабство на каждом шагу”, “хотелось снять с себя какое-либо руководство сверху”, “я стремился к независимому существованию”.

Многие предприниматели относительно быстро достигли той величины доходов, при превышении которых ценность новых материальных благ приближалась к нулю. “Проблема личного интереса, - отмечал глава крупной финансово-промышленной группы, - является очень острой только тогда, когда ты нахо дишься на грани экономической безопасности. Когда же твое материальное положение превышает эту грань, если чувствуешь, что ты экономически неуязвим, то эта проблема перестает тебя интересовать”.

Сейчас среди российских предпринимателей складывается мотивационный механизм, во многом отличный от господствующего в среде бизнесменов развитых капиталистических стран. Согласно исследованию М. Урнова, в мотивации британских предпринимателей доминируют стремление к профессиональному самосовершенствованию, гордость за решение нетрадиционных проблем, желание сохранить необходимый им баланс между работой и частной жизнью. Для российских предпринимателей характерна принципиально иная мотивация. В отличие от британских бизнесменов, в значительной степени подвергшихся бюрократизации (в терминологии М. Вебера) и явно стремящихся в любой ситуации сохранить джентльменский образ жизни, для российских рынок стал своеобразным видом спорта, где они реализуют свою потребность в борьбе, свое стремление к победе, свое желание доказать самим себе свое превосходство над другими. Они плохо принимают корпоративные правила игры и любые формы подчинения; для них очень важен мотив власти. Если использовать терминологию американского социолога М. Макоби, они напоминают классический тип “junglefighter”, то есть “человека джунглей”.