Психология предпринимательства-стр.431

Главное, однако, в том, что в демократическом обществе совершенно немыслимо с помощью приказов добиваться изменений, которые не воспринимаются как справедливые и необходимость которых никогда не удается убедительно продемонстрировать. Сознательное регулирование в такой политической системе всегда вынуждено стремиться поддерживать цены, которые выглядят справедливыми. На практике это означает сохранение традиционной структуры цен и доходов. Экономическая система, где каждый получает то, что он, но мнению других, заслуживает, неизбежно была бы чрезвычайно неэффективной - не говоря уже о том, что она была бы также системой невыносимого гнета. Любая “политика доходов”, следовательно, скорее препятствует, чем содействует тем сдвигам в структуре цен и доходов, которые требуются для адаптации системы к новым обстоятельствам.

Один из парадоксов современного мира состоит в том, что коммунистические страны в отличие от “капиталистических”, пожалуй, свободнее от демонов “социальной справедливости” и более склонны возлагать бремя адаптации на плечи тех, против кого оборачивается развитие. Во всяком случае, для некоторых западных стран положение представляется безнадежным по той именно причине, что господствующая в их политике идеоло гия препятствует изменениям, необходимым для достаточно быстрого улучшения положения рабочего класса и создания тем самым предпосылок к исчезновению самой этой идеологии.

V

Если даже в высокоразвитых экономических системах конкуренция важна как исследовательский процесс, в ходе которого первооткрыватели ведут поиск неиспользованных возможностей, доступных в случае успеха и всем остальным людям, то в еще большей степени это справедливо по отношению к неразвитым обществам. Я умышленно сначала уделил внимание проблемам сохранения эффективного порядка в условиях, при которых информация о подавляющей части ресурсов и технологий уже широко известна и постоянные приспособления к неизбежно происходящим мелким изменениям оказываются необходимыми только для поддержания данного уровня доходов. Я не буду останавливаться здесь на бесспорной роли, которую играет конкуренция в прогрессе технического знания. Но мне хотелось бы указать, насколько важнее должна быть эта ее роль в странах, где главная задача состоит в выявлении не раскрытых пока возможностей общества, потому что в прошлом конкуренция не была там активной. Верить, что в странах, уже достигших высокого уровня развития, мы можем предвидеть и контролировать изменения социальной структуры, которые будет вызывать дальнейший технический прогресс, быть может, и не совсем абсурдно, хотя в значительной мере и ошибочно. Но думать, будто мы можем наперед определять социальную структуру в стране, где основной проблемой все еще остается выяснение того, какими материальными и человеческими ресурсами она располагает, или считать, будто для такой страны мы способны предсказывать конкретные последствия любых мер, которые могли бы быть нами предприняты, - это уже чистая фантастика.