Психология предпринимательства-стр.423

II

Отдав дань своей излюбленной теме и возвращаясь к главному предмету настоящей лекции, хочу подчеркнуть, что иногда экономическая теория с самого начала, по-видимому, закрывает себе путь к правильному пониманию характера процесса конкуренции, ибо исходит из предпосылки, что предложение редких благ “дано”. Но какие блага являются редкими или какие предметы являются благами? И какова их редкость или ценность? Именно это и призвана выявлять конкуренция. Предварительные результаты рыночного процесса на каждой отдельной стадии указывают индивидуумам направление поиска. Чтобы использовать знания, широко рассеянные в обществе с развитым разделением труда, недостаточно полагаться на людей, которым досконально известно, на какие конкретные цели могут быть употреблены хорошо знакомые предметы из их привычного окружения. Какая именно информация относительно предлагаемых рынком разнообразных товаров и услуг может представлять интерес, подсказывают индивидуумам цены. Это означает, что рынок находит применение личным знаниям и умениям, образующим всегда уникальные в том или ином отношении индивидуальные сочетания и основанным не только и даже не столько на усвоении таких фактов, которые можно было бы перечислить и сообщить по требованию некоей власти. Знание, о котором говорю я, связано скорее со способностью разбираться в конкретных деталях и обстоятельствах; оно обретает действенность только тогда, когда рынок информирует обладателей подобного знания, в каких товарах и услугах ощущается потребность и насколько она настоятельна.

Сказанного, должно быть, достаточно, чтобы дать понять, какого рода знания я имею в виду, называя конкуренцию процедурой открытия. Многое следовало бы добавить, чтобы наполнить эту абстрактную формулировку конкретным содержанием и показать всю ее практическую важность. Но я вынужден ограничиться лишь беглым указанием на абсурдность обычного приема начинать анализ с ситуации, где все факты полагаются известными. Именно это состояние дел курьезным образом именуется в экономической теории “совершенной конкуренцией”. Между тем оно вообще не оставляет никакой возможности для деятельности под тем же названием “конкуренция”, которая, как предполагается, уже выполнила свою задачу. Мне, однако, уже пора перейти к рассмотрению еще более запутанного вопроса, а именно: какой смысл следует вкладывать в утверждение, что рынок спонтанно приспосабливает различные виды деятельноети к им же открываемым фактам или, иными словами, ради какой цели информация об этих фактах им используется?