Психология предпринимательства-стр.419

Один крестьянин рассказывал, что однажды он убил палкой на поле двух больших ястребов, которые до такой степени увлеклись дракой, что даже не реагировали на приближение человека, вооруженного палкой, смертоносной для обоих.

Последнее замечание, кроме чисто праксеологического содержания, заключает в себе также и некоторый эмоциональный оттенок. Конечно, имея дело с темой борьбы, трудно не затронуть каким-либо образом сердце, совесть, даже в том случае, если понятие борьбы взято во всей его общности и рассматриваются в основном только технические условия “исправности”. Конечно, рассматриваемая так обобщенно борьба не содержит в себе признаков угрозы кому-нибудь, признаков по крайней мере приложения усилий к тому, чтобы сделать кого-либо несчастным, а самые ловкие хитрости, ловушки и “волчьи ямы” шахматной игры не имеют в себе ничего общего с обманом и беззаконием. Но беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть, захватнические и враждебные акты агрессии, интриги и шантаж тоже являются частными случаями борьбы, понимаемой в наиболее общей форме. Поэтому общие ее приемы находят применение и там, и здесь, а тот, кто обучает искусству борьбы вообще, кто помогает овладеть ею, косвенно становится соучастником ее возможного применения.

На это можно сказать лишь следующее: техника борьбы, как и любая техника, может применяться с пользой для людей или использоваться им во зло. Но мы считаем, что всеобщая польза от честного сознательного применения ее техники значительнее, чем вред, который принесут результаты употребления этой техники нечестными людьми. Важно также и то, что знание приемов, применения которых в борьбе можно ожидать со стороны противника, вооружает в известной степени честных людей в борьбе против таких методов.