Психология предпринимательства-стр.414

Внезапность составляет лишь частный случай введения в заблуждение. Мы не намерены углубляться в рассмотрение многообразия приемов этого способа, но считаем, однако, что следует подчеркнуть возможность применения на практике прямо противоположного приема: когда одна из борющихся сторон проявляет заботу о том, чтобы противоположная сторона была хорошо проинформировала о ее намерениях и действиях. Это вызвано тем, что шаги осведомленного противника легче предвидеть, что позволяет рационально, целесообразно бороться с ними. Более того, умело ведущий борьбу субъект нередко вынуждает противника к определенному поведению не только для того, чтобы поставить последнего в неблагоприятное положение, но и для того, чтобы иметь возможность предвидеть его действия.

Таким образом, обеим сторонам навязываются определенные действия, а вершиной успеха следует считать случай, когда удается поставить противника в условия, в которых остается одни выход. Этому нередко способствует информация о собственных действиях.

В связи с последними замечаниями скажем, наконец, несколько слов о парадоксе бегства. Может показаться, что убегающий находится в односторонней практической зависимости от преследующего. Но именно он определяет направление, а в известной степени и темпы преследования, и если он умело пользуется этим, то сумеет обмануть преследующего. Так зачастую происходит в случаях побега - как фактического, так и его имитации. Возникает вопрос, можно ли рассматриваемый прием, т. е. прием заманивания преследующего в ловушку, обобщить, отделив его понятие и вообще понятие побега и преследования от принципиальной связи с действием на определенной территории. Несомненно, в переносном смысле можно говорить, например, об отходе от темы в том либо другом споре или что ферзь в шахматной игре ушел из-под удара. Попытаемся сделать обобщение.