Психология предпринимательства-стр.407

К сожалению, заранее никогда не известно, когда следует нанести удар, чтобы получить желаемый результат, а особенно трудно определить оптимальный момент, этот эллинский kajros -особенно благоприятный момент для данного действия. В древности такой момент изображали в образе бегущего человека с волосами спереди и лысиной на затылке: когда он приближается, его можно схватить за волосы, но когда он пробежал, как ухватиться за лысину? Таким образом, умение в действии, а следовательно, и в борьбе, в значительной мере зависит от умения надлежащим образом выбрать момент для соответствующего импульса.

Расторопнее всего обычно действует тот, кто не только не торопится вызвать такой импульс, но, пожалуй, максимально медлит с ним. Это случается тогда, когда, как говорится, время “работает на нас”, когда, например, силы противника с течением времени сами ослабевают или слабнут в большей степени, чем наши, либо когда коэффициент превосходства наших собственных сил, вначале ничтожно малый, с течением времени растет. Вот один из наиболее распространенных типов шахматной партии: какая-либо из сторон - предположим, белые - получает превосходство в одну пешку. В это время белые еще не помышляют о немедленном создании матовой комбинации, а откладывают момент решающей атаки до того времени, когда ничтожное преимущество лишней пешки станет преимуществом, достаточным для победы. А до этого дело дойдет, когда путем разменов обе стороны до такой степени сократятся в числе, что на шахматной доске останется минимум фигур. В битвах древнего мира часто встречаются подобные случаи и подобный способ решения: сторона, имеющая вначале небольшой численный перевес, стремится к истреблению противника, чтобы в конце решить бой в свою пользу, превратив небольшое численное превосходство в большое.