Психология предпринимательства-стр.243

Особое значение в выяснении психологических или исторических закономерностей имеет определенный вариант функционального анализа, состоящий в исследовании совпадений и расхождений между проектом и его осуществлением, между планом и эффектом, между возможностью и действительностью, между замыслом и воплощением. Так, например, политологи и историки отдают много времени исследованию расхождения, существующего между целями социальной революции и ее ощутимыми результатами. Изыскания такого рода достаточно существенны, так как помогают выяснить, направлены ли человеческие поступки, осмысленно или абсурдно их осуществление. Это также позволяет выяснить условия, от которых зависит эффективность действия. Здесь место вечных вопросов о выполнимости и невыполнимости, о том, полезны или напрасны усилия.

В этом эссе я намереваюсь осуществить функциональный анализ человеческих действий. Особенно меня интересуют действия, которые способствуют преодолению границ прежних достижений и свершений, повышению степени контроля над природой, обогащению научных знаний, углублению общественных изменений. Действия эти мы будем именовать трансгрессивными, т.е. такими, которые содержат выход человека за пределы существующего. Функциональный анализ приводит к модели Колумба.

Две модели эффективности

Отвечая на вопрос об эффективности человеческих действий, философы и мыслители сформулировали две полярные функциональные модели: прометеевскую и сизифовскую. Хотя эти модели относятся ко всем видам деятельности, я ограничусь анализом того среза, который связан с трансгрессивными действиями.

Принятие прометеевской модели вытекает из непоколебимой vBepeHHOCTH в возможностях индивида и коллектива. Человек мыслится способным реализовать самые смелые цели - такие, как овладение природой, создание совершенного общества и формирование собственной личности. Он подобен конкистадору, продвигающемуся от победы к победе. Правда, на этом марше он претерпевает и страдания, вынужден чем-то жертвовать, однако плата настолько ничтожна, что ею можно вполне пренебречь. Прометеизм признает человека идеальным деятелем, который достигает своих целей рационально и точно; следовательно, у него нет расхождений между планом и реализацией, между обещанием и выполнением. Вопрос о невыполнимости теряет эмпирический смысл. Подобные оптимистические взгляды относятся также и к наиболее сложным действиям.