Психология предпринимательства-стр.216

Все эти рассуждения наталкивают на вывод, что человек не рационален в прометеевском и не иррационален в сизифовом смысле. Его познавательные, эмоциональные и волевые возможности позволяют ему удовлетворять критерий ограниченной рациональности, существовать в сложном мире. Хотя отнюдь не все приемлют эти взгляды.

В заключение скажу о том, что я назвал бы наступлением иррационализма или игнорированием разума. Не так давно я беседовал с одним журналистом, который сказал мне: “Ты защищаешь рациональность человека? Но ведь твоя родина сберегла свою независимость благодаря иррациональному поведению ее граждан”. Я не мог согласиться с подобным взглядом. “Нет, - покачал я скептически головой, - моя тысячелетняя страна существует не благодаря кучке безумцев или приговору судьбы, не по милости провидения, а благодаря блеску мудрости и силе воли наилучших представителей нации. Это не в меньшей мере касается и других народов и общественных групп”. Я начинаю верить, что культ иррациональности - дело рук дьявола, а те, кто защищают подобные глупости, являются его любимыми детьми. Время, когда разум перестанет быть всеобщей ценностью, становится временем постепенного разложения цивилизации, протекающего но одному из сценариев, предложенных Тойнби.

Смягченный эгоизм

Одним из важнейших аспектов, выдвигаемых сегодня учеными, является вопрос о движущих силах человеческих действий. Почему человек стремится к достижению определенных целей? Почему Вашингтон вместо того, чтобы обрабатывать свои плантации в Вирджинии, занялся политикой? Почему Эйнштейн, несмотря на постоянные неудачи, работал над общей теорией поля? Почему, наконец, я вместо того, чтобы осматривать Ниагарский водопад, представляю вам эти размышления о челове ческой природе? Все это непростые вопросы, касающиеся структуры мотивации и коллективных интересов.