Психология предпринимательства-стр.212

Не могу сказать, что сегодня я слишком оптимистичен. Человечество не выработало надежных интеллектуальных и моральных механизмов, препятствующих преодолению границ, за которыми находится фаустовская пропасть. Трансгрессия, являющаяся триумфом свободы; трансгрессия, благодаря которой человек создал культуру и при помощи которой то, что было бессмысленно, оказалось осмысленным, - эта трансгрессия может привести и к всеобщему уничтожению. Стоит вспомнить, что 99% видов, живших в прошлом на Земле, уже исчезло. Нынче этот список уверенно продолжается. Воистину “человек настолько способен, что способен на все”.

Ограниченная рациональность

Однажды, во время семинара, посвященного рациональности человека, мне сказали, что я нарушаю естественный порядок вещей. Необходимо сначала заняться миром, который иррационален. Если мы найдем разгадку этой печальной тайны, у нас не будет трудностей и с ответом на вопрос о том, каков человек.

Признаюсь, что это неординарное рассуждение было для меня неожиданностью, если еще хоть что-либо могло быть для меня неожиданным. Однако я быстро собрался с мыслями и ответил, что порядок мира зависит о рациональности человека. В структуре и способе функционирования семьи, школы, правительства, в межличностных отношениях - как в зеркале - отражаются как человеческая мудрость, так и ущербность.

По поводу рациональности человеческой природы имеется широчайший спектр всевозможных взглядов. Некоторые философы и ученые доказывали, что человек полностью рационален, что его действия имеют совершенно прометеевский характер. Другие приводили доказательства, свидетельствующие об иррациональности человеческой природы: они указывали, что индивид напоминает трагический миф о Сизифе. Временами исследования приходили к удивительным результатам. Один из моих коллег из Чикагского университета обнаружил, что животные весьма удачно овладевают оптимально рациональными реакциями. А между тем из многих исследований, посвященных принятию решений людьми, следует, что их выборы н удовлетворяют многие критерии рациональности, даже столь элементарные, как принцип транзитивности (“если А больше В, а В больше С, то А больше С”). Тогда напрашивается вопрос, почему алтарь Собора Парижской Богоматери воздвигли не крысы, а теорию относительности сформулировали не шимпанзе?