Психология предпринимательства-стр.198

Русская духовная культура в ее отношении к духу аскетического рационализма

Одна из особенностей нашего перехода к рациональному рыночному хозяйству состоит, в частности, в том, что соответствующий ему дух в современных условиях может быть “импортирован” в готовом виде оттуда, где он уже завоевал прочные позиции - из стран Запада. Однако, как ясно из предыдущего, возможности такого пути принципиально ограничены. Единственное, на что можно в этом случае рассчитывать - на культуртреггер-ство, на пропаганду духа аскетического рационализма, которая, как и всякая пропаганда, способна затронуть лишь поверхностные слои сознания, а не проникнуть вглубь, туда, где лежат механизмы мотивировки поведения. Но работой по пропаганде все же не следует пренебрегать. Приходится лишь с сожалением констатировать, что сегодняшнее содержание пропаганды, ведущейся большинством средств массовой информации, столь же далеко от духа аскетического рационализма, как и направленность прежней - если не в большей степени. Активно насаждается псевдокапиталистический дух - дух перераспределения. Дух капитализма, как он здесь понимается, т.е. дух аскетического рационализма, ориентирован на создание новых материальных ценностей и их внедрение, на расширение рынка товаров и услуг, в то время как псевдокапитал истический дух ориентирован на стяжательство - перераспределение уже имеющегося, наличного. Не нужно специально доказывать, что хаотическое стяжательское перераспределение ничем не лучше прежнего планового, а в социальном, политическом и экономическом смыслах гораздо опаснее.

В числе прочего, исключительный акцент на импортируемые образцы имел бы и тот негативный эффект, что неизбежно задевал бы национальное самолюбие населяющих Россию народов. Мотив к рациональной предпринимательской деятельности у коренного населения оказался бы в результате значительно погашен. Разгул же стяжательства и тесно связанных с ним духов злобы и зависти пришлось бы вновь и вновь укрощать с помощью жестоких полицейских мер. Кроме того, этот путь означал бы не что иное, как покорную обреченность на заимствование и подражание, на заведомое и бесперспективное “догоняние”, на отсталость. Впрочем, не скрываются ли за сегодняшними, столь распространенными упреками в адрес предков, за бесконечными сетованиями о мнимой неполноценности российской истории всего лишь наши собственные немочь и неспособность?! История - не прямая линия, однозначно ведущая из прошлого в настоящее: в ней всегда содержится множество вариантов, в том числе не раскрывшихся полностью и в свое время. Лишь от наших духовных усилий зависит, какую линию предпочесть, какой вариант вольно избрать своим.