Психология предпринимательства-стр.166

Мы далеки от того, чтобы уподобить зарождающееся российское предпринимательство пресловутому “комку”, но тем не менее некоторые особенности российского бизнеса вынуждают прибегнуть к этой аналогии. До сих пор частный капитал формируется главным образом в сфере обращения и распределения. Торгово-посреднические, банковские операции - исходный пункт не только роста и расширения частного сектора экономики, но и обретения предпринимательского опыта, навыков со всеми их плюсами и минусами. По разным оценкам, слой деловых людей составляет 3-5% занятого трудоспособного населения. В эти цифры в основном попадают официально зарегистрированные бизнес мены, и более 90% из них ведут коммерческо-финансовую деятельность. Даже инвестиционные вливания из-за рубежа, рассчитанные на активизацию предпринимательства, в целом ограничены коммерческими структурами: лишь 1/4 из 15 тыс. совместных предприятий в 1993 г. приходилась на производство. Программа приватизации промышленных предприятий коснется в ближайшее время 20% предприятий и, вероятно, несколько изменит положение, во всяком случае приоткроет каналы частного инвестирования в промышленность и даст возможность экономически состязаться за права собственности и управления.

В целом же капитал в России еще долгое время не преодолеет авантюристического характера и в этом не вина, а беда его.

В политических дискуссиях не раз поднимался и, очевидно, будет подниматься вопрос о том, откуда рекрутируются предприниматели, из каких слоев общества они выходят. Как правило, в него вкладывается определенный морально-этический смысл. Одни при этом убеждены, что предприниматель, как правило, в прошлом имел нелады с Уголовным кодексом, вероятно, был связан с номенклатурой или еще хуже - с иностранными кругами. Ответ с большой долей вероятности может быть положительным. А как же иначе? Ведь в эпоху “развитого социализма” предприимчивый хозяйственник нередко превращался в “преступника” - многие разрешенные ныне виды деятельности ранее являлись запрещенными и преследовались по закону. Из печати перестроечной поры широко известны примеры судеб “бескорыстных хозяйственных преступников”. Что касается номенклатуры, то не секрет: довольно часто хозяйственные руководители, профессиональные и талантливые, в своей карьере проходили ступени партийного работника, да и сам партийный аппарат в последние годы своего существования перестраивался на предпринимательство. Связь с зарубежьем, конечно, можно инкриминировать; однако только операции с валютой и с иностранными товарами были и есть наиболее надежный источник роста капитала. Все же, если говорить серьезно, то в этом вопросе чувствуется свой резон. Для дела не безразлично, какое образование у предпринимателя, как строилась его карьера, не дутая ли его собственная предприимчивость. Есть и социальный аспект - какой слой выступает базовым для формирования деловых кругов. Наиболее весомый материальный урон претерпел в результате начала экономических реформ средний слой Рос сии, обладающий высоким уровнем образованности и склонный к прилежному труду. Предпринимательство резко изменило состав среднего слоя. Однако среди новых предпринимателей немало людей с высшим образованием, инженерно-техническим, коммерческим, с опытом директорской работы. Многие и сегодня оставляют интеллектуальные занятия ради предпринимательства.