Психология предпринимательства-стр.159

Неизбежен ли такой поворот? И наш, и мировой опыт указывает, что в принципе - да. Все прочие пути мы испробовали. Решая те или иные имперские задачи, они вели в сторону от подлинного расцвета общества. Поэтому вопрос об ином, особом пути развития для России мне представляется беспредметным. Постиндустриальная модернизация делает следование по пути мировой цивилизации категорическим императивом. Идти не туда9 куда идет весь остальной мир, значит идти в никуда!

Иное дело - специфика движения по общему пути. Вот здесь-то и проявляются все особенности российского СЭГ, как, собственно, и в любой другой стране. Поэтому в этом и только в этом смысле правомерно говорить об особом пути. Так, скажем, большим своеобразием отличается “японский путь”, начиная с эпохи Мэйдзи, включая особую роль государства в согласовании интересов и регулировании поведения корпораций, механизм переговоров, патернализм внутрифирменного управления и т.д. Не менее, если не более своеобычным является и будет являться “российский путь” в рыночную экономику, правовое государство и гражданское общество. Значительную роль на этом пути будет играть решение национального вопроса, обеспечение целостности государства и интеграция с некоторыми бывшими республиками СССР, что потребует преодоления известной ущем-ленности привычной русской позиции “старшего брата” и въевшегося недоверия со стороны бывших “младших братьев”. Еще долго, особенно на первых этапах, сохранится особая, если не ведущая, роль государства и огромной, разветвленной российской бюрократии - стряхнуть все это одним движением совершенно нереально. Точно так же не исчезнет в одночасье привычка к государственной опеке - кстати, одна из мощных подпорок бюрократии. Вопрос в том, как нейтрализовать возможные негативные последствия и даже использовать эти неизбежные явления на благо реформ - этим и будет определяться конкретное лицо “российского пути”.