Психология предпринимательства-стр.154

Перейдем к следующему компоненту СЭГ - мотивационному комплексу. О мотивациях русского человека и их сравнении с европейской системой стимулов написано много работ, особенно в XIX в. Кратко их суть может быть выражена тезисом о том, что в России не развита (или крайне слабо выражена) мотивация цивилизованного частного собственника - хозяина. Для этого нужны частная собственность, гражданское общество и правовое государство. Напротив, преобладает мотивация подданного великой империи, зависимого от приказов всей вышестоящей иерархии и вынужденного их выполнять или обходить, ловчить, но всегда надеяться на получаемые сверху блага. Отсюда проистекает и достаточно характерная привычка “прибедняться”: авось барин или власть подбросит что-нибудь. Она прямо противоположна американскому лозунгу: “Всегда держи улыб ку!”. Но в России, где многие черты генотипа амбивалентны, наряду с риторикой жалоб и бедности имели и имеют место дворянское прожигание жизни, купеческий загул, показное потребительство “новых русских”.

В быту установка на государство конкретизируется в мотивах иждивенчества и служения (возможно, и вполне добросовестного). Служение может доходить и до бескорыстного энтузиазма, а порой до фанатизма. Оно же может проявляться и в лукавом обмане господина-государства. Другой стороной этой же позиции является мотив принадлежности к державе, гордости за нее. Исторические перипетии привели к тому, что этот мотив вырождается в обостренное противостояние: “мы” и “они”, где “они” очень легко переводятся в разряд врагов. Лучшие люди России издавна раскрывали отрицательные стороны такой мотивации. “Существующий в России веками рабский, холопский дух, сочетающийся с презрением к иноземцам, инородцам и иноверцам, я считаю величайшей бедой, а не национальным здоровьем”6, - писал А. Сахаров. Однако в понятии “мы” есть и мотивы самопожертвования, бескорыстной отдачи на общее благо, здорового патриотизма.