Психология предпринимательства-стр.152

Обратная сторона такой опеки - иждивенчество. Именно этот сплав государственной (и иной высшей) власти, уравнительности и иждивенчества - наиболее характерная, определяющая черта традиционного российского генотипа. Она достаточно явно противостоит индивидуализму, преимущественной опоре на собственные силы, расчетливому конкурентному прагматизму, отмечаемым в англо-саксонском генотипе. Обычно их связывают с протестантской этикой и духом капитализма по М. Веберу, наиболее благоприятных для развития рыночной, ориентированной на прибыль, экономики.

Ядром англо-саксонского генотипа является рационализм, в то время как российский базируется на христианском смирении и долготерпении. Правда, за определенной чертой русский человек способен к взрыву - вплоть до “бунта, бессмысленного и беспощадного”.

Тем самым мы перешли к социально-психологическим характеристикам СЭГ, тесно связанным с системой ценностей и мотиваций. Долготерпением и неприхотливостью окрашено и отношение русских людей к труду. По сути, оно колеблется между двумя полюсами - бескорыстным энтузиазмом и постылой тягостью, редко утверждаясь в центре ценностной шкалы как нормальный и необходимый способ жизнедеятельности. Причина здесь кроется в том, что в массовом сознании, как и в жизни веками была разорвана прямая связь между трудом, распределением и потреблением. Распределение определялось никак не трудом, а статусом, положением в системе власти, отчасти собственностью. Большую роль в сознании и действии по отношению к чужой и особенно к «ничейной» общественной собственности при низком законопослушании играло рвачество в разных формах. В моральных установках оно дополнялось патернализмом и уравнительностью. Потребление также расходилось к двум полюсам: престижное с учетом демонстрационного эффекта (Эл-лочка-“людоедка” И. Ильфа и Е. Петрова) и поддержание минимально возможного уровня существования. Всему блоку “труд -распределение - потребление” присущи крайние позиции, вымывание срединного ядра, основанного на нормальном труде и достойной бережливости (ядра, типичного, скажем, для протестантской или конфуцианской этики).