Психология предпринимательства-стр.151

Тем не менее характерной для России ценностью всегда была соборность. В ней постоянно присутствовала активная сторона совместного самодействия - основа земской жизни, соседской взаимопомощи, а порой и местного самоуправления. Но чаще преобладало пассивное общее подчинение высшей власти. Особенно характерно это было для советского коллективизма, который стал одной из важных идеологических форм порабощения личности. До октябрьского переворота обе стороны “внизу” переплетались в русской общине (по-разному в среднерусской, крепостнической и в казаческой) и они же своеобразно согласовывались с самодержавием “наверху”: вера в царя-батюшку сопровождалась неприязнью к опосредующему звену между ним и крестьянским “миром” (к царским слугам). Большевики заменили общину колхозом и трудовым коллективом предприятия -бесправными, но создававшими у работника ощущение коллективной защищенности, образованиями.

Через любые варианты общинности в той или иной мере и форме реализовывалась уравнительность при распределении благ. Эта тенденция в течение веков превратилась в одну из ценностных доминант в народном сознании, активно противостоя индивидуальным усилиям по укреплению частной собственности -обогащению, отнюдь не стимулируя распределение по труду. Обратите внимание на русскую пословицу: “от трудов праведных не наживешь палат каменных”.

Уравнительность (и шире - равенство) во многом предопределила содержательную ориентацию добра и справедливости -моральных ценностей, высоко стоящих в русской ценностной шкале. Характерно, что они в русском традиционном понимании не связываются с законностью и правом, а порой и противопоставляются им. “Как вас судить: по закону или по справедливости?” - грозно вопрошал барин. “По справедливости, батюшка”, -ответствовали крепостные крестьяне. Отсюда вытекает исторический и жизненный опыт: “закон, что дышло - куда повернешь, туда и вышло”3. Господство государства, крепостников-помещиков, общины над всей жизнью основной массы населения - крестьян - при отсутствии частной собственности на землю как базы крестьянской независимости укоренили уравнительность в сплаве с патернализмом - надеждой не на себя, а на помощь сверху, от Бога или доброго царя. Государство, олицетворявшееся царем, всегда рассматривалось крестьянством как высшая, но благожелательная сила (в отличие от искажающих волю “ба-тюшки-царя” воевод и чиновников). Помещик зачастую помогал в трудную пору своим крестьянам. Община не только распределяла между ними землю по трудовой или потребительской норме, но и поддерживала попавших в затруднительное положение, обрабатывала наделы нетрудоспособных.